ФРПГ "Трион"

Объявление

Смутный час между волком
и собакой меняет очертания привычного мира. Свет сменяется тенью, форма - мороком, а пение птиц - тихим шипением стали, выходящей из ножен. Лишь одно остаётся незыблемым - люди. Только люди не меняются никогда...
Оказаться не в том месте, не в то время - достаточно паскудный способ добыть себе неприятности. Так сложились обстоятельства...
читать дальше
Довольно известный исследователь-историк, имя которому Рангоригасту Гржимайло, нашел в горах Малого хребта неизвестную доселе шахту... читать дальше
Путь к ущелью К'у и Ла был тернист и долог: недоброжелательные леса духов кишели смертельными опасностями... читать дальше






01.04.18: Неожиданно, и очень символично с точки зрения календарной даты, на форуме появился новый дизайн. ;)






По техническим причинам, мастера не сумели
вовремя заполнить этот раздел. О, ирония...
Предыстория:

Некогда гномья пророчица Валлана предсказала наступление Конца Света и разрушения Мира в 1000 году. Предсказание было небольшим, но настораживающим: «Когда Столпы Равновесия исчезли, Пустота, расправив крылья и выпустив когти, вторглась в Мир. Увлеченные вечными распрями, ненавистью и жаждой наживы, одурманенные ложью Высших, живые создания не заметили опасности, оставаясь слепыми и глухими, потому что не хотели видеть и слышать то, что было им противно. Когда же беда стала столь очевидна, что спрятать ее уже не удавалось, Мир пал в бездну хаоса и завершил Круг Жизни».
Пергамент, описывающий сие событие, неожиданно нашелся архивариусом в одной из закрытых библиотек Северинга. Правда это или нет, и что конкретно имела в виду Валлана, никому не известно — сама пророчица была слишком стара и спокойно умерла, не дожив до нынешних дней и не оставив более никаких сведений.
Гномы посчитали Пророчество слишком непонятным, чтобы сразу начать пугать им жителей Триона, и расшифровать все сами, но, как известно, любые тайны имеют свойство странными путями просачиваться и распространяться среди простых смертных. Вот и Пророчество Валланы стало достоянием гласности, переходя из уст в уста и пугая слишком впечатлительных обитателей всех трех материков Триона. Мало того, в последнее время в Немоне объявилась секта «Видящие Истину» напрямую проповедующая Конец Света и призывающая жителей к покаянию.

Настоящее. 998 год.

Всего два года остается до предсказанного великой гномьей Видящей Валланой конца мира. Империю заполонили лжепророки, обещающие спасение, все чаще слышны голоса некромантов, ведьм и приверженцев разнообразных оккультных сект, поклоняющихся Пустоте. Из уст в уста передаются слова предсказательницы: близок последний час этого мира. Кажется, сам Творец отвернулся от Триона, оставив его на грани хаоса и безумия.
На фоне всего этого немудрено и потерять себя. Как произошло это с молодым императором Велерадом, и без того получившим серьезный удар в виде трагической потери семьи более, чем десять лет назад. Понимая, что власть и порядок в огромной стране удержать становится все сложнее, снедаемый, к тому же, ненавистью ко всем, кто не является человеком и считающий нелюдей виновными в приближающемся Армагеддоне, некогда рассудительный правитель пошел на безумные меры.
Все нелюди в Империи — от светлого эльфа до последнего гоблина — новым указом Велерада объявлены вне закона. Не имеющие ни гражданских прав, ни защиты, они должны покинуть пределы страны или быть переселенными в специально созданные резервации, в противном случае они будут преданы смерти. Гонения на нелюдей объявлены официальной политикой Немона, городской страже, ордену Тюльпана и даже членам ЛИГ вменяется в обязанности, ко всему прочему, арестовывать или казнить (в случае открытого сопротивления) любого представителя нелюдской расы в любом уголке Немона или потворствующего ему человека. Вчерашние соседи могут в любой момент стать врагами.
Новые порядки поставили Империю на грань гражданской войны. К нелюдям и прежде шло враждебное отношение, а ныне, подписанный самим Императором, указ вовсе развязал руки самым отъявленным расистам. Многие поддерживают Велерада в его ненависти, но пограничные аристократы, встревоженные волнениями на границах со степью Орр'Тенн или лесом Сильве, некоторые члены ЛИГ, Академии Магии и Торговой Гильдии, недовольные напряженной политической ситуацией, считают императора опасным безумцем, действия которого приведут страну к окончательной гибели. Выбор между верностью трону и тем, что считается благоразумным, особенно тяжел в преддверии конца мира, но неумолимо близок.
Возмущенные агрессией Немона, представители независимых государств, находящихся в торговых, союзнических или нейтральных отношениях с Немоном, - эльфы, темные эльфы, гномы - в панике шлют сообщения в Неверру и Каторию, будучи практически не в состоянии защитить своих соплеменников в Империи. Воинственные орки, воодушевленные возможностью захвата новых земель, светлые эльфы Довеллы, ведомые волей своей амбициозной ксарицы, остававшиеся доселе в тени вампиры собираются в ожидании падения колосса Империи.

О скипетрах Сильерны (побочная сюжетная ветвь):

Три Скипетра издавна были переданы самой Сильерной эльфийским кэссарям, как самым мудрым представителям из созданных на Трионе рас. Скипетр Заката хранился в Храме темных эльфов в Шьене, Скипетр Рассвета — у Светлых в Довелле, Скипетр Полудня — у лесных эльфов на алтаре в лесу Сильве. Ходят слухи, что когда-то существовал и Скипетр Полуночи, переданный людям, но сведения о нем не сохранились, и легенда осталась лишь красивой легендой, не более. Установленные на алтарях Скипетры поддерживали энергетическую структуру Триона, обеспечивая соблюдение баланса сил, и не давая Пустоте поглотить энергию Теи.
Однако два года назад Скипетры были похищены. Эльфийские кэссари приняли решение утаить истину от подданных и заменили настоящие реликвии на поддельные, пока настоящие не будут найдены и возвращены на место. О сохранности и целостности самих реликвий эльфы не беспокоились, ибо уничтожить Скипетры нельзя - созданы они не простыми смертными ибо несут в себе частичку божественного, но вернуть их требовалось как можно скорее — структура мира нарушилась, Твари Пустоты получили возможность проникать в мир Триона в местах, где ткань Теи истончена, и скопилось много негативной энергии.
Время шло, поиски результатов не приносили, мало того, то здесь, то там стали объявляться неизвестные монстры, нападающие на людей. Кое-кто связывает их появление с изреченным Валланой пророчеством и говорит, что они являются самым явным предзнаменованием надвигающегося конца Света.




01.04.18: Плюшки! Проанализировав последние отыгрыши на Арене и в Сюжетных эпизодах, было принято выделить достижения лучшего, на наш взгляд, игрока! За его смекалку, храбрость и великий потенциал, мы награждаем непревзойденного мастера Огня и Пламени, Диохона, артефактом мифической редкости - Великой Перчаткой...
Повелись? С первым апреля! :3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Творчество » Попытки снова начать писать.


Попытки снова начать писать.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Искренне извиняюсь за возможные и наверняка существующие в том, что я пишу, ошибки всех сортов и видов, так как человек, который занимает корректировкой моих "произведений", сейчас занят, а я ошибки не вижу у себя вообще. или правлю правильное на неправильное. Если среди населения форума, кто всё же решится прочитать то, что я накалякала, найдётся человек, который проверит эту главу на очепятки и напишет мне в личку о них, буду очень признательна. Так же буду благодарна обоснованной критике.

0

2

1.ОНИ
«… Кто дарует избавленье
От утрат и горечи сомненья?
Бездумных путь
Сквозь лес безгласный и пустой,
Жжёт сердце сильней, чем плавленая ртуть.
Крик души с порядком несогласной
Потонет в вое верной своры
Из тех, кто встать с коленей не готов…»

   Из руки выпал уголёк, что оставлял неровный, едва заметный след на стене. Бессильно опустились руки, скованные кандалами, хотя левая давно уже стала лишь бесполезным балластом, неспособным ни на что. Заплечных дел мастера великолепно умели демонстрировать своё «искусство» а уж на Отозвавшихся это, помимо всего, считалось Таоргу угодным делом.
   Семнадцать лет, а лицо девушки испещрили шрамы. Семнадцать зим, а глаза как у умудрённого годами и облавами зверя. Семнадцать вёсен… и конец так близок.
   Худая, измождённая девчонка стояла и подслеповато щурилась на стену, которую украшала неровная вязь Трэзского языка. Придут тюремщики, увидят, с гневными воплями сотрут «мерзкие слова еретички», потом снова потащат в камеру пыток, а ещё долго будут не понимать, откуда у заключённой уголёк. Точнее так повторялось каждый раз раньше.
   Ей уже давно раздробили бы и правую руку, если бы не одна любопытная вещь: почему-то никто не мог коснуться её. На пальцах неосторожных сразу же вздувались уродливые волдыри, а через месяц рука «усыхала». Жаль, что эта «неприкосновенность» не распространялась на другие части тела.
    Девчонка, уже забывшая своё имя, не понимала, зачем раз за разом пишет эти непонятные для других слова, зачем продолжает пытаться докричаться до тех, кому «стояние на коленях» удобно и прекрасно? Зачем? Зачем?! Зачем… Сколько раз она задавала самой себе этот вопрос. Она, существо, не человек, нет, без прошлого и будущего, без имени, «зрения», чувств… Зачем ей это надо? Продлевать свои муки?
   Она обернулась в угол, где на соломе притулилось нечто, сейчас оно было ростом с ребёнка. Его можно было бы назвать обычным человеком, если бы не глаза. Чёрные, словно два провала в бездну, они не имели зрачков, лишь в самой глубине этой бессветной темноты горел огонёк. В левом – синий, в правом – зелёный.
   У неё почти такие же глаза, только зрачок ещё не растворился до конца, не слился с радужкой, да и огонь другого мира не зажёгся в них. Он говорил, что девушке отдан бирюзовый цвет.
   Кто он? Её проклятье, невидимое порождение Лоорга, сверженного своим братом Таоргом более пяти сотен лет назад. Скарш или граш, как его называют служители храмов. Это слово значит «пугающий».
   Да, он невидим, но клеймо его давно уже сине-чёрной вязью оплело спину девушки, да и некогда карие глаза сейчас изменились до неузнаваемости.
   Говорят, каждому отозвавшемуся его скарш является в самом подходящем облике. У неё даже это сложилось не так. Нет, вид молодого  рыжего паренька с хитрым выражением лица он не менял… почти не менял… Девушка давно не видела той костровой рыжины на его голове. Вот уже несколько месяцев это были смоляные, нечесаные и сальные патлы.
   Как звали скарша, девушка не знала, а он не говорил. Девушка не настаивала, не до того было, вообще не до чего. Вот теперь и расплачивается за это собственной болью и ставшей чужой и безвольной левой рукой.
  Отозвавшаяся неловко приблизилась, позвякивая кандалами, и опустилась рядом со скаршем на солому. Взгляд бродил по серым стенам, наткнулся на огарок, погасшей, казалось целую вечность назад, свечи. Девчонка на миг уставилась в зарешёченное  окошко под самым потолком. Светало. Время близилось.
   Они сидели рядом и молчали. Казалось, грашу не было ни до чего дела, было плевать на то, что случится с его Отозвавшейся. Но неправильно так думать. Он отчаянно пытался найти выход, чтобы на рассвете его Хозяйку не «очистили от скверны». Лучше бы сразу сжигали, чем раскалённой «священной» магией лезли править душу, а потом сошедшую с ума отдавали краззам – помеси волкодава, росомахи и крысы. Эти существа были людоедами, и содержались именно для казней.
   Скарш искал выход и не видел его. Будь он сильнее и старше, они давно бы оказались далеко от этого каземата и пыточных. Он даже не имел возможности вылечить её левую руку, лишь «отрезать» все ощущения, делая конечность безвольной и бездвижной. Скарш – неумеха, граш – недотёпа, а скоро он станет Потерянным, если не найдёт пути к спасению.
   Рассвет приближался. Девушка не знала, сколько часов, минут прошло, сколько вот так, глядя на серый слизкий камень, она просидела. Уже давно ориентиром во времени в этом подземелье у неё осталось лишь биение её сердца… которому так скоро предстояло навсегда остановиться.
   Скарш, казалось, уменьшился, а волосы его сильнее спутались. Отозвавшейся почудилось, что в них мелькнула седина. Хотя, может, это лишь единственный луч, ворвавшийся в это «пристанище», коснулся их и запутался там.
   Ещё двести ударов сердца, и дверь  с протяжным скрипом отворилась. Свет больно резанул по отвыкшим по нему, не умеющим приспосабливаться мгновенно, глазам.
   Оглушительный топот окованных сталью сапог по лестнице заставил девушку забиться в самый угол и ощериться, словно она была зверьком.
   Первое, что она поняла, - перед ней нечеловек, да и вообще неживое существо. Голлем. Усохшие у многих руки являлись хорошим уроком для тюремщиков. На казнь её поведёт порождение магии Трэзской империи. Они создали столько всего, но до сих пор не признали Отозвавшихся и уничтожали их.
   Скарш за миг до появления голема растворился в воздухе, оставив девушку одну.
   - Неудивительно, - единственное, что промелькнуло в затуманенном страхом, голодом и болью сознании.
   Правда, когда её схватило и потащило прочь из темницы это чудовище, внутри Отозвавшейся не осталось ни одного чувства или эмоции, лишь холодное безразличие.
   Коридор. Она споткнулась, упала. Её грубо поставили на ноги и толкнули, чтобы она продолжила идти.
   Девушка чувствовала взгляды, кидаемые на неё «обитателями» других камер: полные ненависти, презрения и злорадства. И всё равно, что завтра и их ждёт казнь. Отозвавшимся нет сочувствия и жалость, а их смерти, особенно мучительной, радуется каждый житель Империи.
   Казематы кончились, коридор тоже. Ей на голову надели мешок и грубо поволокли дальше. Сердце, как ни странно, не билось бешено о рёбра, как птица – о прутья клетки. Казалось, оно готовилось затихнуть навеки.
   Отозвавшуюся вели, тащили, толкали, не давая остановиться ни на миг. Внезапно девушку словно оглушили. Улюлюканье, вопли «Смерть ей», свист, ругательства, проклятья… Толпа… Площадь. С её головы сорвали мешок, свет в одночасье ослепил её, а ставшие ещё громче крики повергли в ужас. 
   - Они все пришли посмотреть на казнь… - отрешённая горькая мысль.
   Девушка заставляла себя смотреть на беснующихся людей, разглядывать их, вслушиваться в их злобные голоса. На сердце огненной волной разгоралась боль, и казалось, что маги уже приступили к её «очищении».
   Отозвавшуюся грубо подтащили к «стене» - магической субстанции действительно похожей на стенку. Миг и тело больше не принадлежит ей.
   Улюлюканье усилилось, полетели камни, а она не могла даже отвернуться. Так продолжалось до тех пор, пока солнце не осветило верхушки ближнего леса. Тогда появились маги.
   Они не утруждали себя наймом карет, были выше езды на лошадях, а о том, чтобы передвигаться пешком не было и речи.
   Раскрылся портал, и появились те, кто должны были открывать и играть главную в роль в этом «балагане» под названием казнь. 
   Девушка даже не взглянула на низ, но шаги её будущих мучителей звучали в мыслях так отчётливо, словно это не люди вовсе, а какие-то великаны шли.  Вот  до неё их остаётся всего тридцать, двадцать. Маги останавливаются, начинают зачитывать приговор, предлагают покаяться, отказаться от ереси. Это принесёт быструю и безболезненную смерть, но она лишь упрямо сжимает губы и молчит. Толпа ликует, их не лишат любимого зрелища.
  Палачи уже готовы начать, но внезапно словно облако Тиши окутало всю толпу. Звенящая, она, наверное, пугала этих людей, но Отозвавшаяся слышала в ней что-то умиротворяющее-успокоительное, как в давно забытом, вырванном из памяти, голосе матери.
   Девушке на удар сердца показалось, что она заметила рыжую шевелюру своего скарша в толпе, она рассмотреть не успела. Тишина лопнула, как нарыв.
    - ОНИ идут!!! – раздался наполненный неописуемым ужасом вопль, и вся толпа, всего несколько минут назад упивающаяся предвкушением зрелища, мнившая себя «божеством» превратилась в массу перепуганных тварей, стремящихся спастись от непонятных, кого они называли «они».
   Это «стадо» бурлило, кричало, визжало, колыхалось, как уродливое проклятое магическими отходами море. Ставшие в один миг из высокомерных людей ополоумевшими существами пришедшие стремились во что бы то ни стало сбежать. Они затаптывали своих же, шли по телам погибших и ещё живых и уже просто выли с каждым мигом всё громче, как агонизирующий зверь.
   А откуда-то со стороны бедняцких  кварталов звучал равномерный рокот барабанов. Всё ближе и ближе… зазвучала флейта. Да, их наступление всегда сопровождается звуками флейты или скрипки. Говорили, что ИХ странное и страшное волшебство и основывается на музыке этих инструментов. Но не было переживших такие внезапные «явления», чтобы подтвердить или опровергнуть эти слова. Те же, кто всё-таки выжил и не пропал без вести, сошли с ума.
   Девушка не понимала, откуда пришло это знание, как и раньше она просто «услышала» это, и разум «отозвался». Так же происходило, когда она раз за разом писала те слова на стенах.
   Не было страха, но и радости тоже не появилось, как и других эмоций. Лишь серое безразличное ожидание владело Отозвавшейся.
   А музыка всё приближалась, всё страшнее корилась в судорогах толпа, и казалось, что одних этих звуков хватит, чтобы люди все умерли.
   Но вот на площади появились первые «они». Девушка не могла рассмотреть лиц нападающих, они были скрыты масками. Она видела лишь высокие худощавые фигуры со странным оружием в руках, напоминающим хлыст. У кого-то были мечи, но и они тоже не напоминали ничего из ранее видимого и знакомого девушке. Ей чудилось, что они постоянно меняют форму, размер, вид, словно по желанию и мысли их хозяев.
   И вновь рыжая голова её скарша мелькнула где-то неподалёку, и в ту же секунду над городом пронесся режущий уши звук, больше похожий на усиленный в сотню раз звон лопнувшей струны… и она почувствовала, что тело вновь принадлежит ей!
   Ноги подкосились, словно отвыкли от тяжести тела. Хотя, какая там тяжесть? От девушки давным-давно остался лишь скелет, обтянутый кожей.
   Девушка вскочила, словно кто-то подхлестнул её, и бросилась бежать, но не в сторону порталов, куда рвались обезумевшие люди, а наоборот – к нападающим.
   Тел отвыкло от движений, оно было слишком слабо, слишком искалечено, слишком измученно, слишком, слишком, СЛИШКОМ! Но она рвалась из последних сил, будто её подталкивали в спину, а голос, который она слышала в столь редких снах, ласково нашёптывал, что с пришельцами спасенье. И она бежала, бежала, бежала… ещё совсем чуть-чуть…
   В ноги врезалось что-то, и девушка не удержалась на них, повалилась, как подрубленное дерево, и не смогла больше подняться.
   Словно в мареве кошмара Отозвавшаяся видела, как на ней мчится один из всадников, что вышли вслед за первой волной тех, кого люди называли «они». Девушка зажмурилась, скорее по привычке, нежели чем от страха, а усталой, замученное сознание словно только этого и ждало. Оно исчезло, точно старалось спасти Отозвавшуюся от последней в её короткой жизни боли.

+1


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Творчество » Попытки снова начать писать.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC