http://forumfiles.ru/files/000d/29/56/61720.css
http://forumfiles.ru/files/000d/29/56/54848.css

ФРПГ "Трион"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Архив рукописей » Перекати-поле


Перекати-поле

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Имя персонажа.
Имя — Райсса
Племя — Белые Мархуры

Дата рождения.
Возраст — 25 лет
Дата рождения — 11ова (III) 972

Пол, сексуальная ориентация.
Пол — женский
Сексуальная ориентация — гетеро

Раса, профессия, религия.
Раса — орк
Профессия — бывшая стражница, ныне - вольнонаёмный телохранитель
Религия — культ Предков, поклонение Земле, Небу и Войне.

Характер.
Эмоции всегда отстают от наблюдений в орчаночьем восприятии жизни. Райсса имеет стремление к контролю или хотя бы наблюдению за любой ситуацией. Странно, что эта недоверчивая черта проявляется у достаточно наивной героини. Возможно, причина этого состоит в том, что наивность Райссы воспринимается таковой в контексте неполноценного понимания правил того мира, в котором она на данный момент вынуждена находиться. Возможно, потому что стремление появилось как следствие жизненных ситуаций, встречавшихся орчанке, а вот наивность у неё своя, врождённая. Но гипотезы – дело гиблое. Ведь точно также можно решить, что Райсса является типичным представителем диких орков, по праву являющихся ужасным смешением между людьми и животными. Но это же даже не научно, верно?
Стоит ли тогда определять характер героини, если с гипотезами весть такая проблема? Конечно, стоит. Например, через общение.
Существа для Райссы делятся на четыре категории: просто мимо проходящие, существа, заслужившие доверие, клиенты и представители Ордена стражи, особенно бывшие сослуживцы. Категория «другие орки» вытесняется из её сознания всеми правдами и неправдами – Райсса до сих пор боится оказаться среди них проклятой, каковой считалась всю свою юность и детство.  Ныне она уже не слабая, вынужденная быть отдельно от племени девчонка. Она - взрослый и заслуживший хоть какое-то положение орк. Сильный, смелый, уверенный… Увы, но  где-то глубоко в душе Райсса не уверена в том, что рядом с настоящим орком она способна быть сильной.
Ещё одна неучтённая категория – существо, встреченное на поле битвы. Однако отношение к её маленькому уголку Войны, по сути, у недоорчанки обыденное – раз будет либо он или ты или либо цель, либо поражение, то дело имеют не существа. А кто разговаривает с камнем или другим элементом стихии. Человек станет разговаривать со струёй воды? Ну, то есть НОРМАЛЬНЫЙ человек…
Итак, вернёмся к нашим… существам. С «другими» Райсса ведёт себя скованно (подчас более скованно, чем на самом деле), внешне игнорирует, однако будет стараться держать в поле зрения на случай внезапной атаки. Почти не заговаривает первой, отвечает крайне скупо,  практически без эмоций. Сама начнёт разговор только при возможности получения выгоды. Порой, даже неверно трактуемую фразу может посчитать сигналом к... защите, ведь это на неё нападали и никак иначе.  Единственный вариант комментария чужого действия – лицо во всех его гримаснических проявлениях. 
Существо, получившее доверие... Ну, «оно» само виновато. При подобном человеке (или нечеловеке) Райсса будет стараться продемонстрировать себя сильной, истинной орчанкой в собственном понимании. Тут и проявляющаяся язвительность, и попытки шутить, и «проверки на прочность». Мужчина будет провоцируем на драку, к женщине по определению будет демонстрироваться некоторая снисходительность. При этом подобной категории не стоит считать орчанку опасной — вероятнее всего, она не станет нападать. Правда, также немаловероятно, что какой-либо защиты, кроме предупреждения, от неё ждать не следует.
«Клиент всегда прав» не казалось околоорчанке близким. Другое дело, что этот самый клиент должен испытывать уверенность, что он действительно всегда прав. Поэтому с тем, кого она охраняет, Райсса старается вести себя хоть сколько-нибудь близко к желаемому. Говорит, если собеседник начинает разговор. Реагирует на шутки (даже таковыми ей не кажущиеся), может по запросу рассказать что-то о себе. Продолжает пытаться казаться сильной, независимой и прочее.
Перед знакомыми представителями Ордена стражи даже не пытается казаться величественной и сильной орчанкой, — во-первых, они слишком долго её знают, во-вторых, (они злые, противные и критичные!) не поверят. С представителями данного ремесла вовсю проявляется её наивность, малая осведомлённость в культуре империи и тяга к вопросам, каковую «великая независимая орчанка» обычно старается подавлять.
Любит:
Чёткие, не «смазанные», звуки. Уверенную речь.
Шум городов.
Мясо во всех ипостасях.
Собственную работу (что служение в Патруле Ордена, что нынешний наёмный труд)
Рокот (о Рокоте см. ниже).
Ярмарочную толчею.
Не любит:
Менестрелей — они ничего не понимают в необходимости звуков и вместо чудес творят... песенки!
Кислое вино, человеческое пиво. Первое никак не связано с напитком, второе — с пивом (да-да, иногда в восприятии орчанки первое скорее связано с пивом, чем второе).
Не испытывает проблем в дегустации слишком сладких, кислых, солёных, острых продуктов, но искренне ненавидит безвкусные или имеющие сложно уловимый или мало насыщенный вкус. 
Крайне не  уважает смазливых и несчастных.
Использование ярких цветов в одежде, причёсках вызывает у неё антипатию. И это никак не связано с тем, что нормальные орчанки могли себе это позволить! И почему сразу - «не верю»?!
Привычки:
1. Подсознательно старается выпячивать нижнюю челюсть, особенно в напряжённых, конфликтных ситуациях. С момента ухода из племени пытается от неё избавиться, так как среди людей её поведение выглядит несколько комично и нередко это было причиной подшучивания сослуживцев.
2. В ситуациях внешнего проявления агрессивных эмоций всегда сначала морщит нос, потом демонстрирует верхние и нижние клыки.
3. Имеет неприятную для окружающих привычку в свободное время «пощипать» жилы Рокота, каковой нередко порывается с собой брать. Увы, с годами её мастерство не сильно увеличивается, да и качество звучания Рокота портится изо дня в день
Страхи
религиозные:
1. Вдруг на самом деле там, за чертой, Райсса не будет принята к Предкам как проклятая?
2. А если предков на самом деле нет, а есть только Триединый? Причём, например, гномий? Выкуют из камня, вечная работа... брр.
бытовые:
1. Встретиться с соплеменниками
2. Оказаться вынужденной сражаться со стражниками. Особенно с теми, с кем служила.
Мечты:
1. Извлечение из Рокота (музыкальный инструмент, купленный Райссой у людей. Привлёк внимание тем, что выглядел и работал как виденный у шамана. Назван так в честь Того Самого Инструмента) племенной мелодии. Или хоть какой-нибудь мелодии, не похожей на... то есть хоть чего-нибудь, похожего на мелодию.
2. Возвращение в группу Реджинальда или хоть просто в Орден Стражи. На данный момент рассматривается как невыполнимая, а потому «всплывает» достаточно редко.
Жизненная цель
Ближайшая - заработать достаточно денег на первый взнос в Военную Академию и возможность прожить достаточное для обнаружения очередного заработка время. Благо, пока Император правит, единственное, что могут там сделать — придумать причину для взятия денег «за попытку», по которой Райсса не может оказаться там. Уже одно предвкушение сдерживаемой реакции на такую глупость и наглость, а также спектр дальнейших размышлений заставляет орчанку раз за разом растягивать губы в улыбке.
Более серьёзных целей нет, как минимум, потому, что героиня после череды прошедших непредсказуемых для неё событий попытки загадывать на столь далёкое будущее считает пустой тратой времени.
Внешний вид.
Почему-то считается, что любая необычность или редкость внешности привлекает. Правда, при этом забываются маленькие нюансы: если это внешность своего вида. Ведь никто не найдёт симпатичным человека, похожего на свинью, орка, выглядящего как человек, или человека с орочьими чертами и повадками. Так и та же Райсса не считалась приятной глазу: внешне человек (пусть и с небольшими, незначительными, отклонениями),  старающаяся вести себя как орк... Да и с манерами, прямо скажем, не дружная...
Ей никогда не нравилось собственное лицо, а другие орки и вовсе открыто считали ее уродливой: смуглая кожа даже не отливает  зелёным, глаза слишком большие, к тому же совершенно не свойственные орочьему племени - серо-зелёные; нос слишком длинный, губы тонковаты, уши маловаты, а слегка выдающиеся вперед клыки тяжеловатой нижней челюсти и вовсе одно сплошное недоразумение — виднеются разве что при очень старательной улыбке. Да и телосложением её Предки не одарили: на фоне мощных гигантов-орков, даже своих ровесниц, девушка выглядела тощим и бледным заморышем, несмотря на то, что рельефные мышцы ее рук и ног отнюдь не были слабыми — она и плавала прекрасно, и залезть могла куда угодно и в стремительном беге была способна какое-то время соперничать с соплеменниками (пусть и довольно малое время). Но — не везло. С рождения не везло.
Люди же тоже не были в восторге от вида орчанки. Мерная сажень росту, жилистая. Надбровные дуги достаточно выдаются. Несколько более длинные, чем у людей, нижние клыки были бы незаметны, не выпячивай Райсса челюсть. А так мало того, что смотрелось некрасиво, так ещё и по-дурацки.
С того момента, как Райсса покинула степь, она стала заплетать не такие уж длинные -  на четверть ниже плеч - каштановые волосы в тонкие косицы (говорившие знающему, что она не имеет собственности, ищет славу в военной среде, ну и ещё пару-тройку очевидных мелочей в стиле пола, местонахождения и прочего). Пусть они были поперёк традиций племени, но могли сказать больше, чем бритая голова.  Одевается обычно в длинные штаны, рубаху, иногда доспех из грубой кожи. Привычку ходить обутой, как и носить женскую одежду, за время пребывания среди людей так и не приобрела.

Родственники, семейное положение.

Родственники — мать,  Вивит, человек,  была жительницей предместий Гринхольда, работала в городе прачкой. Была похищена представителем племени Мархуров для сохранения рода.
Наруг, воин.  – отец.
Бессчётное количество  сводных братьев и сестёр. Никто из них друг о друге не знает и узнать не сможет (да и не особо хочет).
Семейное положение — не замужем

Биография.
…Райсса неторопливо и бесшумно ступала босыми ногами по холодным камням. На плечах — плащ из темно-коричневой кожи, в опущенной руке — короткий и слабый лук степняков-орков. Вообще-то охотиться ей прямого разрешения никто не давал — этим в орочьем племени занимались охотники-мужчины, женщины на охоту выходили в тех случаях, если уж совсем наступит голодный год. Но и не запрещали же — Райсса с детства добывала себе пропитание сама, давно уже усвоив, что специально для нее никто куска оставлять не станет. Если она и будет есть от общей добычи, то даже после детей, и уж тем более после прочих женщин. Чистокровных женщин. Настоящих орков.
К полукровкам, вроде Райссы, у орков из племени Белых Мархуров было особое отношение. Чуть более полутора десятков лет назад племя находилось на грани вымирания, из-за чего орки стали предпринимать отчаянные набеги на ближайшие человеческие деревни — в первую очередь, в поисках женщин, способных продолжить род. Результатом одного из таких набегов и стала Райсса — дочь воина-орка и человеческой женщины, похищенной из затерянной в предгорьях деревушки из окраин Гринхольда.
Родителей Райсса не знала совсем. Мать ее умерла еще при родах — не выдержало хрупкое человеческое тело. Большая Тхара, порой, когда на нее находило желание поговорить, любила рассказывать, как проклинала она, «грязное человеческое отродье», рожая, своего ребенка — ее, Райссу. Отец же... а пойди теперь разбери-пойми, кто из орков ворвался тогда, в ночь жестокого набега, озаренную вспышками горящего селения, в охваченный паникой дом, где сидела, съежившись, в углу оцепеневшая от ужаса человеческая девушка... Такое невольное родство с людьми для воинов племени — унизительная обязанность, а вовсе не честь. Что ж удивительного в том, что ему, ее соплеменнику, никогда не хотелось интересоваться жизнью Райссы или хоть как-то заявлять о себе? Он, наверное, и как она выглядит-то не знал.
Говорили, что тот теплый день был кроваво-красным после тяжелого побоища.
Полуорков после таких набегов в племени было немало — и все женщины. Мужчин убивали сразу — зачем оркам слабаки? Женщины, пусть в их жилах и течет кровь, порченая человеческой, еще хотя бы могут родить следующее поколение орков — уже почти чистокровных. Для большего они и не нужны. А так, пройдет еще поколения два-три, и возродится племя.
Так что к полукровкам относились со снисхождением, как к тяжелобольным или неполноценным, но и не церемонились. Выживут — и ладно. Стать полноправными хозяйками шатров, матерями и женами им все равно не удастся — кому ж из воинов или охотников нужна неполноценная женщина? Вот и не следили особо за их жизнью. Прочие женщины-полукровки вроде притерпелись — безропотно чистили огромные котлы, скоблили шкуры, присматривали за скотом; некоторые из них уже были в тяжести. Райсса и сама не чуралась работы, пусть и никакого удовольствия не доставляющей, но выполнять то, чего ради она появилась на свет, пока что не спешила.  Да и рано бы ей еще — семнадцатая зима пошла, а тело тощее, по словам все той же Большой Тхары, куда уж ей воина родить. Потому и старалась больше времени проводить вдали от орочьих шатров, на охоте или рыбной ловле — хоть какая польза. И от прочих подальше.
Когда она добралась до стойбища, ночь уже укутала землю темно-синим плащом. Костры орков были видны издалека, в их свете по стенам шатров колыхались зловещие тени — неровные, серовато-черные, похожие на злобных духов открытых степей, что воруют души у неосторожных охотников. Впрочем, ничего зловещего в сегодняшнем вечере не было. Наоборот — ныне орки Снежного Бизона праздновали победу. Возвратились воины, отправившиеся с наступлением тепла на южные границы земель племени. Туда, где близко подходили северные равнины к владениям людей. Туда, где было много их маленьких городов и сел, в которых, при должной помощи Предков, можно сыскать неплохую добычу.
Воины и сегодня вернулись с опасной вылазки не с пустыми руками. В свете костра они сваливали добычу разграбленного людского каравана в большую груду на землю — ткани, еда, какие-то интересные вещи — Райссе редко когда удавалось поближе посмотреть все это добро. И пленники. Точнее, только один пленник. Райсса кое-как протолкалась поближе (получив всего пару тычков и один возмущенный подзатыльник), чтобы лучше видеть. Она никогда не видела людей — орки обычно избегали брать пленных, разве что необходимых им женщин. А этот-то для чего нужен? Да еще и такой... невзрачный.
Пир уже подходил к концу. Унесли добычу — в шатер вождя, где будет произведен дележ. Увели с трудом передвигающегося человека — в Яму, место, где держат перед судом провинившихся орков или пленных людей — сидеть ему там все долгое время до Пира Предков, пускай привыкает. Вскоре темно-синюю ночь наполнил стук барабанов и радостный смех. Этого момента Райсса всегда ждала с нетерпением. Не из-за танцев и веселья — какие уж тут танцы, если она и в общий круг выйти не решится, — а из-за того, что была возможность лишний раз хоть издали посмотреть на Рокот.
Рокот – короткое название для соплеменников. У шаманов-то для этого предмета было особое имя, но оно считалось священным — его было непозволительно звать простым оркам. Огромное продолговатое тело, выточенное из священного дерева, натянутые струны, отзывающиеся могучим гулом, если их зацепить когтем. Рокот подавал голос только в руках шамана или избранных воинов — всем прочим было запрещено к нему прикасаться. Рокот пел только орочьи песни — в бою, в смерти, в праздничный день — его голос всегда поддерживал племя. Райссе Рокот казался живым существом, говорить с которым она не могла. Хотя ей страшно этого хотелось.
Голосом Рокота в самые торжественные моменты говорили шаманы с землей и небом, с духами Предков, с его помощью могли погрузить орков в священную боевую ярость. Но сейчас Рокот был настроен миролюбиво, и голос его не говорил о войне. Он пел о мире и радости, но была в этой песне и скрытая грусть: Райсса слышала ее каждый раз, когда узловатые пальцы шамана прикасались к струнам. Райсса бы слушала его песни всю ночь — и не устала бы! — но ее в этот самый момент к ней подошел один из воинов племени. И не просто воинов — приближенных к вождю. Каковой желал её видеть.
Это её-то?!.
Полукровка с некоторым трепетом шествовала за воинами.  До этого она ни  разу не видела сокрытого в шатре вождя. Да и само ожидание… Неужели у неё… Появился шанс?
Внутри было... да чего там только не было! Сразу видно, что вождь знал толк в добыче, которую воины приносили из набегов на людские земли. Помимо кучи мягких шкур и горы невероятно засаленных шелковых подушек, в шатре располагался столик, — изящного черного дерева с инкрустацией из слоновой кости, — на котором стоял черный от сажи котел с мясом. В углу, рядом с горой золотых монет (вообще-то, оркам деньги были не нужны, но блестели они красиво) возвышалась стопка книг — странных и таинственных предметов, в которые люди записывали откровения своих шаманов. Ходили слухи, что когда в племени орков появится шаман, способный разобрать загадочные людские письмена, орки раз и навсегда одержат победу над слабой и подлой человеческой расой. Внимание Райссы привлекла небольшая и плоская серебряная палочка с четырьмя зубцами на конце, валявшаяся рядом с книгами — интересно, а с ней люди что делают?
Ее любопытство было несколько некстати — вождь Гшарх, возлежавший на горе подушек, поднялся ей навстречу, и Райсса замерла, не зная, что сказать и вообще не осмеливаясь говорить прежде него.
- Ты видела пленника, которого привели сегодня? - не тратя слова на приветствия (ну да, чего ему ее приветствовать?) спросил вождь.
Райсса молча кивнула и осмелилась поднять на него глаза. Вождь пристально разглядывал ее, и во взгляде его читалась... враждебность? Недоверие? Презрение? Чудится ей, должно быть...
- Он должен дожить до Пира Духов — но слишком слаб. Люди — такие ничтожные создания! Мне нужен кто-то, кто будет присматривать за ним, - Гшарх прошелся по шатру, взял серебряную палочку (Райсса насторожилась), потрогал пальцем зубчики и положил на место (что это было? Колдовство?). - Но я не могу приставить к нему кого-нибудь из своих воинов — они не хотят приближаться к человеку. Поэтому кормить его будешь ты — это будет важная часть твоего служения племени — и следить, чтобы он явился на Пир целым и здоровым. Поняла?
Райсса снова кивнула. Служения... Служение может быть почетным или позорным. И здесь ей, как всегда, не везло. Ее удел — грязная работа, за которую никто из орков не возьмется.
- И будь с ним осторожна, - добавил вождь, смотря куда-то мимо нее. - Иначе твое проклятье только усилится. Поняла?
Райсса кивнула в третий раз. Она бы и без того опасалась — известно же, что  люди лживы и полны ненависти. Вот только одно ее настораживало: всем полукровкам запрещено было даже близко подходить к людям — шаманы говорили, что это может пробудить проклятую человеческую кровь в их венах — и, тем не менее, ее отправляют кормить человека. Быть может, это испытание? И если она пройдет его, то, возможно...
- А раз поняла — ступай, - сказал вождь, опускаясь обратно на подушки. - И если что-то случится, отвечать тебе.
На краю Ямы, забранной сверху решеткой из толстых, выбеленных временем костей, ярко горел факел. Охраны не было — куда бежать человеку с раненой ногой? Да ему и из Ямы самостоятельно не выбраться — слишком крутой склон, слишком высокие стенки, слишком далеко выход. Все, что он мог видеть сквозь решетку — это усыпанное крупными звездами черное небо да слабые отсветы факела.
Райсса подошла к Яме и осторожно заглянула вниз. Быть может, он спит? Почему-то было жутковато. Хотя... кого там бояться? Малосильного человека?
Он не спал — смотрел наверх. Глаза при таком слабом освещении казались большими и бездонно-темными, и от этого прямого немигающего взгляда, устремленного ей в лицо, у Райссы мурашки пробежали по спине. Впрочем, как ей показалось, смотрел он без ненависти или презрения — просто смотрел. Как на некий предмет — решетку Ямы, например. Раненую ногу он осторожно вытянул перед собой и сидел в неудобной позе, опираясь спиной о стену. Отбросив мысли о том, как это больно, — ей случалось раниться на охоте, — Райсса еще раз осмотрела дно Ямы, после чего молча подняла небольшую часть решетки и на веревке спустила вниз старую плетеную корзину с остатками костей и мяса и фляжкой воды.
Человек внимания к корзине не проявил. Ну и Предки с ним. Проголодается — съест. Райсса поспешила уйти от Ямы подальше.
Полтора месяца— это же так долго!
Наверное, это был самый длинный месяц в её жизни. И самый короткий. Старик был странным: слишком внимательный, слишком говорливый. Уже на второй день он смог узнать её имя. Признаться, когда она услышала обращение от человека, Райсса с грохотом уронила опускаемую решётку. Счастье ещё, что не себе на ногу.
Для неё он был просто Стариком. Человек, оказавшийся единственным существом, с которым проклятая кровь могла говорить. Правда, скорее не говорить – спорить, ведь мир для почти орчанки и человеческого воина был слишком разный. И самым частым предметом спора было Райссино проклятие. Старик отказывался понимать обычай племени и продолжал уверять проклятую кровь в её нормальности. И именно ему безумно хотелось верить.
- Вождь хочет тебя видеть, - хмуро объявили два знакомых воина у шатра несколько дней спустя. Как и в тот раз. Для Райссы это уже не стало такой шокирующей новостью, но удивило. Месяц ещё не прошёл — в чем дело?
В шатре вождя, кроме самого Гшарха, находилось еще двое орков: шаман Койё и — что особенно удивило Райссу — Большая Тхара, единственная в племени женщина, властвующая над прочими орчанками. Отчего такое собрание? Взгляды их, устремленные на Райссу были хмурыми и враждебными.
Шаман Койё обошел Райссу кругом — то ли к чему-то принюхиваясь, то ли присматриваясь — скорбно покачал головой и, игнорируя ее удивленный взгляд, повернулся к вождю.
- Совсем плохо, - сообщил он. – Проклятье усилилось. Теперь уже ничего не исправить.
Райссе стало холодно. О чем он? Это же не проклятье — Старик же говорил... Старик? Говорил? А его слова тут для кого-то что-то значат?
- Позор Предков! Так уничтожить себя... - прогудела Большая Тхара, скрестив огромные руки на необъятной груди.
Да что происходит-то?! От изумления и непонимания Райсса онемела. Вождь Гшарх поднял на нее тяжелый взгляд — на миг Райссе почудилось, будто в его маленьких глазах мелькнуло скрываемое торжество. Но когда он заговорил, голос его был глухим и угрожающим:
- Полукровка Райсса запятнала себя и все племя величайшим позором — связью с человеком! За такое страшное предательство ее ждет суд старейшин — и искупить такую вину можно лишь кровью!
Что?!
-Но... но как же так? - собственный голос показался ей тихим и слабым. – Ведь вождь приказал мне... Я всего лишь выполняла приказ!
Шаман поглядел на нее снисходительно, Тхара — осуждающе, а вождь — с плохо скрываемой ненавистью.
- Я не приказывал, - прорычал он.
- Нет, как же... я...
- Этого я не приказывал, - повторил Гшарх, уставившись на нее своими черными медвежьими глазами.
Это был конец.
Всего.
Её никто не остановил, когда она кинулась прочь из шатра, только два воина отшатнулись от  неё, как… Да. Как от проклятой.
Всё это было неправильным. И «просьба» о «испортившем кровь», и отсутствие внимания к, по сути, приговорённой и… и всё это!
Всё это было сном. Кошмаром. Безумием. Именно поэтому она поступила ещё менее разумно.
Яму со Стариком никто не охранял. Конечно, за это время к нему вообще подходила только Райсса. У неё оставалась только одна надежда – что мужчина всё-таки сможет идти.
И да помогут им Предки, раз им не удалось помочь ей одной!

Райсса всё ещё не могла поверить в случившееся. Ещё вчера она была одной из племени  Белых Мархуров, пусть и не в самом лучшем положении, а теперь… Теперь она бежала с почти не знакомым человеком с тех земель, на которых мародёрствовал её народ. Предки тогда ещё не оставили странную пару – лошадь старика тоже оказалась не только неподалёку, но, что удивительно, ещё и жива. Похоже, её тоже готовили на великий праздник. Только вот, по чудесному совпадению, лошадка не охранялась. Будь Райсса разумна в тот день, сочла бы это видением. А то и вовсе бы стала строить самолюбивые гипотезы о важности её и Старика исчезновения из племени.
Старик лошади обрадовался. Видно было, что мысль добираться до дома пешком ему и самому не очень нравилась — то, что Райсса все это время, помимо их бесед, пыталась вылечить его ногу, еще не сделало его совершенно здоровым. Он погладил животное по шее, на удивление легко забрался на широкую спину — видно было, что наездник он хороший. Ах да. В одном из разговоров он, кажется, упоминал о том, что служит человеческому вождю и воину, а значит, кое-что да умел. Вот самой Райссе было сложнее — она  не была знакома с верховой ездой, да еще и держаться было не за что — разве что за ту же веревку. Она уже начинала было подумывать идти на своих двоих — быть может, первое время не отстанет — но Старик, фыркнув, совсем как лошадь, втащил ее за руку впереди себя:
- Не выдумывай, - буркнул он, - нам хотя бы оторваться надо.
- Если будет погоня — все равно не оторвемся, - мрачно ответила Райсса, напрягшаяся, когда Старик легким движением колен пустил животное вперед. - У вождя много разных артефактов. Я видела. Возьмет свою волшебную палочку — и найдет нас.
- Волшебную палочку? - удивился Старик.
- Ну да... такую плоскую, серебряную, с четырьмя зубцами, - объяснила Райсса, оборачиваясь, чтобы взглянуть на оставшиеся за спиной шатры.
Старик долго молчал, и плечи его мелко тряслись. Наконец, он ответил — в голосе звучал еле сдерживаемый смех, но интонации были торжественно-серьезными:
- Мне очень жаль тебя разочаровывать, Райсса, но... это вилка. Ей едят.
...Следующие полчаса Райсса молчала, смотрела на дорогу и... думала о жизни.

Да, они бежали. Да, за ними могла быть погоня. Да, она лишилась самой главной поддержки.
Но она была жива, свободна и… счастлива.
Старик тем временем в очередной раз что-то вещал, но сегодня она была слишком счастлива, чтобы пристально вслушиваться. РАзве что...
-И тогда Император…
-А это кто?
-М… Интересный вопрос… Император, он… Он… Император. Главный на всех этих землях.
-Всех-всех? И... Наших?
-Ну... не то, чтобы всех. Но императором зовут того, кто главный на всём Немоне. Так что и ваших, и наших...
-А! Значит, Император - один из Предков?
-Ну...
-А какой? Салай из Вечного Суриката? Который уничтожил пять племён, поработил женщин двух городов а потом объединил под своим началом три племени и успел умереть молодым на поединке выбора вождя?

-Кхм...
-Или Готор из Ржавого Топора? 

-...
-Ну не подсказывай!.. Неужели… Неужели это Худая Тхара, объединившая...
Старик,  доселе уже начинавший подозрительно кашлять,  жестом остановил орчанку и,  посмеиваясь, произнёс:
-Уж точно не... Худая Тхара...
Его отряд встретился им на подступах к горам. Очередное из чудес её новой жизни. Правда, тогда она это восприняла нисколько не как чудо и попыталась защитить попутчика от подступающей угрозы. К сожалению, «угроза» имела такое же мнение. Неизвестно, была бы жива Райсса до сих пор, не успей Реджинальд – а так Старика назвали «нападающие» - остановить своих людей.
Так Райсса попала в Империю. К своему несказанному удивлению – в отряд патрульной стражи Реджинальда. Конечно, не все было гладко и просто – к тому времени, как она официально была зачислена в отряд, прошел не один год. Но, сравнивая свою нынешнюю жизнь у людей (города! огромные крепости! совершенно невообразимые вещи!) с прежней, оставленной в Степи, она понимала, что не хотела бы вернуться назад. Да и с воинами Реджинальда она вскоре нашла общий язык, стала в их компании почти совсем своей.
Или, быть может, так говорила о себе её человеческая кровь?
В учении, заданиях, стычках, победах и поражениях, постоянных перемещениях отряда с места на место прошло долгих восемь лет. За это время Райсса окончательно выучила человеческий язык, стала почти настоящим воином, и даже – вот чудо! – нашла на рынке одного из мелких городков Империи старый, наполовину расстроенный инструмент, удивительно напомнивший ей Рокот. И, не мудрствуя лукаво, дала ему то же имя. Как завершающий аккорд суматошной, но счастливой жизни…
…Конец которой пришел год назад. Когда на трон Империи взошел новый Император. И на нелюдей (или наполовину нелюдей) начались гонения.
Поначалу никто в отряде не думал, что новые реформы хоть в какой-то степени их коснутся – настолько Райссу уже считали своей. Но, когда сверху неожиданно пришел приказ о расформировании отряда Реджинальда, подумать все же пришлось. И не в последнюю очередь самой Райссе – когда она поняла, что причиной этому приказу является она, Райсса-орчанка. Допустить, чтобы из-за нее одной досталось всем тем, к кому за эти годы она успела привыкнуть, тем, кто допустил ее в свой круг?
Даже мысли о том быть не могло. Поэтому следующим же утром орчанка сообщила Реджинальду о своем уходе из отряда. Собрала немногочисленные вещи, коротко попрощалась с сослуживцами. И ушла из крепости, где воины оставались на зимовку. Искренне надеясь, что когда-нибудь вернется туда снова.
Первое время «свободная» жизнь была нелегкой – сразу же после выхода указов против нелюдей следовало остерегаться гонений. Но у Райссы было преимущество – внешне она больше была похожа на человека, чем на орка. Да и полученные в отряде воинские навыки не дали бы ей пропасть. Поэтому, недолго думая, Райсса подалась в наемные бойцы. В первую очередь – в охрану, как отдельных личностей, нуждающихся в телохранителях, так и караванов. И за последний год, что она провела охранником, Райсса успела повидать, пожалуй, даже больше, чем за восемь лет до этого. Побывать в половине городов Империи, свести знакомство с самыми разными людьми (а не только с воинами). Так, в числе всего прочего, одной из ее постоянных работодательниц стала женщина по имени Ингрид, торговка из Лариаса. И вроде бы стала налаживаться и эта новая жизнь – пусть и лишенная таких прекрасных перспектив, как служба в патрульной страже…
Если только в Империи не произойдут очередные перемены.
_____
Примечания-уточнения:
1. В племени Райссы достаточно низкий уровень культуры и развития. Возможно, это и послужило причиной столь упадочного состояния. Однако при этом достаточно сильно развит культ шаманов и вождей — они умны, на их интригах и мистификации держится племя. Именно поэтому вожди там сменяются реже, чем в прочих племенах.
2.  Причина появления отряда Реджинальда (Старик): племя Мархуров стало достаточно смелым, в последний год орки стали нападать на деревни по сформированной тактике (шаман посылает разведчика смотреть на "знаки предков", "шаманит", говорит, куда нападать). Патруль послали усилить гарнизоны и разобраться, что происходит.
3. Причина ловли Реджинальда: он слишком самонадеян, расслабляется, лезет на разведку.  Пойман небольшой группой орков. Один из орков узнаёт знаки отличия, рассматриваемые обычно шаманами при выборе нужного пункта. Трактует Реджинальда как хорошего бойца, ведёт в племя. В честь  дня чествования предков, вождь решил потешить племя да предков - один на один сражаться с человеческим признанным воином. На смерть/с правом сдаться. Человека это не спасает, а орки выбирают героя праздника.
4. Причина назначения в охрану ямы: несмотря на то, что Райсса — не красотка, она привлекла внимание сына в семье одного из шаманов. Увы, некоторых интересует непохожесть не только внешняя, Райсса же вела себя отлично от всех остальных женщин племени.  «Чистота крови» может нарушиться. Однако, в племени действовало табу на уничтожение жизни другого орка из племени. Даже такого, как Райсса. План вождя и старшего шамана — представить проклятье распространившимся, по сути назвать её человеком. В результате Райсса либо исчезает, либо приносится в жертву вместе с Реджинальдом.

Способности, навыки.
Физические —  достаточно высокая скорость, ловкость. Сила высока только по сравнению с человеческими сам… женщинами.
Магические — нет.
Боевые — чуть высокое владение мечом, бывшее некогда высоким владение луком (ныне запущено)
Бытовые — готовка походная,  грамота, счёт
Профессиональные — наблюдательность, верховая езда, плавание, охота, рыбная ловля, боевые навыки, умение выживать в суровых условиях.

Имущество.
Оружие и броня — полуторный меч, кожаный доспех
Артефакт — нет
Другие вещи
Рокот
Музыкальный инструмент, внешне больше похожий на кусок стола с натянутыми на него струнами. Для игры на этом монстре выставляются колки. Играется тремя костяными «когтями». Звук плосковатый, глухой. В версии Райссовского инструмента и вовсе ужасный — дитя степи не знакомо с настройкой как таковой.
Походная сумка, бурдюк воды, провиант, кресало, верёвка и прочие бытовые мелочи, могущие пригодиться в походе.
Недвижимость — нет

Питомцы.
Имя питомца — Старик.
Возраст питомца — порядка десяти лет
Вид питомца — конь
Внешность питомца — крепкий конь серой масти.
Способности питомца — эээ… быть ездовым конём?

Пробный пост...
вы уверены, что хотите этого?)

Связь с игроком.
afftarneggot@qip.ru
По другим контактам: честно говоря, мне будет крайне удобно, если связь будет по запросу — дать-то скайп или аську  я могу, но очень не люблю, когда туда лезут неизвестные. Если у меня спросят в ЛС, я хоть точно буду знать: да, вот этот (чаще всего не подписавшийся) человек с Триона, а вовсе не спамобот. В случае связи-когда-меня-нет-и-письма-не-приходят можно повопрошать Ингрид — мало того, что я у этой дамы чуть ли не обитаю, так у неё и все мои контакты есть.
Как Вы нашли ФРПГ «Трион»?
ЛЁЛ.
Посещение форума.
посещение ежедневное. Постопись вне Особых Обстоятельств — максимум неделя.
Опыт игры на ФРПГ.
8-9 лет примерно
Планы на игру.
Пока что под такой персонаж чётких планов нет — именно Райсса создана анкетой  впервые, так что ещё надо «разносить» её немного — рассмотреть, каковые игровые ситуации могут быть поданы потенциальными партнёрами, выбрать ведущую «изюминку» реакций. Вероятнее всего будет нередким сопровождающим Ингрид — как-никак вместе пришли. В случай чего, есть ещё мозговые возможности придумать ситуацию самостоятельно)

Отредактировано Райсса (28-01-2012 02:59:00)

+3

2

Приветствую.

Райсса написал(а):

Полуорков после таких набегов в племени было немало — и все женщины.

Полукровка в Трионе явление категорически редкое. Оно редко даже между людьми-эльфами-гномами, достаточно близкими по происхождению расами. А уж с орками и того реже. У родителей разных рас, у которых смог родиться ребенок, могут родиться ещё. Но вот так вот, в рандомном порядке не может быть. И, как кстати у нас написано про полукровок:

Трион написал(а):

— Полукровок в Трионе нет — если родители ребёнка являются представителями разных рас, то ребёнок приобретает особенности одного из родителей, чья кровь окажется сильнее. Однако во внешности могут присутствовать незначительные черты второго родителя (к примеру, необычная форма ушей, слегка заострённые зубы и так далее).

То бишь тоже заявление про "неполноценный орков" тоже не совсем корректно.

Благодарю за пояснения в конце биографии. Они помогли мне не задать вам лишние вопросы))

Кстати, племя Разящего Молота не одобрило бы постоянные вылазки орочьих отрядов на людские территории. К вашему племени были бы враждебны многие орочьи племена, дружественные грозному Разящему Молоту, и его бы пытались уничтожить, постоянно. Но это так, для информации)

0

3

Ясир,
Написано там также, что они теоретически возможны, а на практике выглядят как один из основных представителей с небольшой примесью чужих внешних данных. Я трактовала это, как отсутствие рождения так-таки очень смешанной крови. Генетические предпосылки при этом у вас не написаны, вероятность некоторого смешения есть. А теперь вернёмся к пояснениям, где чётко написано: оркам в моём описании (т.е. тотемические, с хорошо развитым разумом у предводителей) важен сам факт. Оттуа и "проклятая кровь". Раз в первом поколении могут рождаться близкие к людям существа, то можно считать их проклятыми. + В тотемической структуре всё же важны род, суть и множественная ритуальность, на которой я это и завязала. Теперь мы друг друга поняли?

Ясир написал(а):

Кстати, племя Разящего Молота не одобрило бы постоянные вылазки орочьих отрядов на людские территории. К вашему племени были бы враждебны многие орочьи племена, дружественные грозному Разящему Молоту, и его бы пытались уничтожить, постоянно. Но это так, для информации)

если бы здесь были открыты анкеты, чтобы можно было хоть как-то это предугадать...)
плюс, уж простите, но это у вас получается "крышевание" какое-то, а племена не объединяются. И их специально я переселила на границу с людскими землями для более вероятного отдаления от орков - как народ они ослаблены, потому и закрутили эту авантюру с восстановлением.

Отредактировано Райсса (28-01-2012 14:51:14)

0

4

Райсса написал(а):

аз в первом поколении могут рождаться близкие к людям существа, то можно считать их проклятыми. + В тотемической структуре всё же важны род, суть и множественная ритуальность, на которой я это и завязала. Теперь мы друг друга поняли?

Ради бога, пусть в племени её считают проклятой. Это я к тому, что следует убрать других полукровок, коих в племени по квенте вроде как много)

Райсса написал(а):

если бы здесь были открыты анкеты, чтобы можно было хоть как-то это предугадать...)
плюс, это у вас получается "крышевание" какое-то, а племена не объединяются.

Разящий Молот не так давно стал вождем. Он собирался идти как раз к объединению орков что в целом мало возможно.
Анкета Кхара кстати снесена в архив, а описан он в акции)

0

5

Ясир написал(а):

Ради бога, пусть в племени её считают проклятой. Это я к тому, что следует убрать других полукровок, коих в племени по квенте вроде как много)

тогда зачем запиливался персонаж и спрашивалась возможность в гостевой? Племя явно не больше пятидесяти-ста представителей, из которых есть мужчины, оставшееся поголовье чистокровных женщин и дети. Я давала мотивацию этого немалую часть анкеты, а для всеобщей популяции полукровок остаётся также мало. Тогда за что вы предлагаете мне разрушить концепт персонажа-в-контексте-племени?

Ясир написал(а):

Анкета Кхара кстати снесена в архив, а описан он в акции)

в архив она была снесена на восьмой странице моей биографии ^^, а акции скорее мешают при описании своего персонажа

Отредактировано Райсса (28-01-2012 14:55:37)

0

6

Райсса, полукровок быть много не может по определению. 2-3 на сотню. Х_Х Ну да ладно. В целом анкета отличная, а потому Приняты)

0


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Архив рукописей » Перекати-поле


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC