http://forumfiles.ru/files/000d/29/56/61720.css
http://forumfiles.ru/files/000d/29/56/54848.css

ФРПГ "Трион"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Отыгранные эпизоды » 15 Первозвона 998 года, "Ведовские чары"


15 Первозвона 998 года, "Ведовские чары"

Сообщений 121 страница 131 из 131

121

Вой на улице мог бы подсказать Моргану, что приступом накрыло не только Алию, но и еще кого-то из проклятых.

А в лесу тем временем разгоралось целое действо: тейн на плоском камне, символически изображающем алтарь. Рисунок вокруг, начертанный на земле смесью крови Кайлея и пойманного недавно зайца. Старая ведьма начала ритуал.

В какой момент она сбилась? Где ошиблась? Непонятно, ясно только то, что все пошло не так, как планировалось. Она хотела приоткрыть небольшую щелочку, зачерпнуть оттуда силы для себя и внучки, а потом прихлопнуть ее обратно. Но в дверь можно войти с обеих сторон, и Пустота ломилась с неистовой силой, стремясь из тоненького ручейка превратиться в полноводную реку. Ведьма была уже на пределе своих возможностей, еще немного – и не удержит, отпустит натянувшуюся нить, и без того натужно дребезжащую и готовую порваться. И тогда Пустота прорвется в мир. Рисунок круга не выпускал старую ведьму, а поднявшийся ветер мешал ее крику достигнуть ушей застывшей со стеклянными глазами внучки. Только бы эта дурища догадалась прерваться ритуал! Иначе Пустота все же вырвется и будет поглощать все, до чего дотянется, начиная с тех, кто ее призвал.

+1

122

- Мастер Нестор, - продолжил Годрик, - скажите, у вашей этой ведьмы какая-то родня в деревне имеется? Дети, внуки, племянники?
- На саму бы старушку взглянуть для начала, - заметил Морган, - а потом уж с родней знакомиться. Может, и не её вовсе проделки, а может и наоборот. В чем-то из предоложений убедиться всё же нужно. Ну, или не терять на это времени и идти искать поблизости какое-нибудь место страное и недоброе, что сгодиться для козней колдовских может... Куда его увести могли? - спросил инквизитор, повернувшись к служителю. - Есть предположения, зачем он вашей ведьме понадобиться мог?
- Всё зависит от силы ведьмы, - пожал плечами Годрик. - Возможно, она хочет его использовать для подпитки из Пустоты. Тогда он для неё - что либр для мага. Если, конечно, ей собственного потенциала хватит. В противном случае от такой нагрузки при попытке принять энергию Бездны её как минимум хватит удар.
- Или как либр... Или дыру сделать, да впустить кого. Второе вероятнее, но тогда место искать надобно, для подобного пригодное...
Морган задумался. Его предположение заставило Алию вздрогнуть. И было от чего: тейн, попавший в руки к ведьме, мог стать сильным оружием.
- Она может использовать его, как источник силы, бездонный колодец, который черпай – не вычерпаешь, - ахнула девушка. – Ведьме тейн нужен, так что и помочь могла. Я вас провожу к старушке. Она недоверчивая, возможно, подруг своих бывших ждет, что за раскаявшейся придут. На вас сразу пса спустит, а сама лесными тропками уйдет, да и поминай, как звали.
"Вот и родня?! Лар Лосгар..."
- Алия, - ласково обратился к девушке инквизитор, - ты бы тоже осталась в деревне лучше. Опасно для тебя.
В целом, Годрик понимал заботу Моргана об Алии: девушка держалась на ногах, как Грань Небесная - одними молитвами. Девушка же встрепенулась на услышанное и вдруг совсем другим голосом ответила:
- Спасибо тебе, что спас, - Алия шагнула к инквизитору, приподнялась на цыпочки и легонько коснулась губами щеки. – Вот только ты же знаешь, что я не выдержу и всё равно за вами пойду? Да и какая мне разница, коль всё одно – в могилу скоро? Во всяком случае, у меня есть магия,  – обида накатила волной. – Но если хочешь, так и быть – не стану под ногами у тебя путаться, - знахарка развернулась и пошла прочь. Худые плечи вздрагивали, хорошо хоть со спины слез не видно.
- Кхм. Алия... - окликнул было Годрик.
Алия успела сделать только шагов пять, прежде, чем её накрыл очередной приступ. Девушка оступилась, сделала еще один неверный, будто пьяный шаг вперед и упала на колени. Закашлявшись, знахарка рухнула ничком, вслед за ней побледнел и чуть не рухнул Морган. В два прыжка оказавшись возле девушки, он подхватил её на руки. Годрик видел у неё кровь в уголке рта.
- Что ж ты, дуреха, устраиваешь-то? Я ж за жизнь твою болезную волнуюсь! Не потому, что под ногами путаться будешь, а потому, что живой тебя увидеть хочу. - тихонько, будто ребенку малому объяснял Алие инквизитор. - Сгинет ведьма от благодати Триединого, и пакости ею строенные вместе с ней сгинут. Главное, чтоб последнюю, самую большую не успела учинить, - подняв знахарку на руки, он несколько мгновений стоял в нерешительности. - Толку там от твоей магии будет, если после первого же заклинания под ноги ведьме и свалишься. Чую я, не так все с ней просто. Да и здесь все непросто. Наверняка, что-то есть о чем мы и не подозреваем даже.
Инквизитор вздохнул и, немного пошатываясь, пошел в ближайшую хату.
- Мастер Нестор, - обратился Годрик к старосте, - теперь нам нужны проводники. Найдите нам пару молодцев, лучше охотников.
Морган вернулся. Случившееся вызвало в нём жажду деятельности.
- Итак, идем искать нашего рогатого? Уверен, что и ведьма с ним рядом обнаружится. Есть у вас, Нестор, места заповедные? В коих люди блуждают, пропадают, или наоборот приблизится к ним не могут?
- Есть. Но лучше у местных бабок о том поспрашивать. Вот уж кто легенды да сказки лучше всех знает. Ровно как и слухи всяческие.
- Вот в такое-то местечко нам и путь держать. В деревне наверняка уже нет старушки этой. И Триединый с нами.
- Да поможет Всемогущий Отец! - перекрестился Годрик, и ловцы двинулись к лесу.
Далеко отойти они не успели. Девчонка лет десяти, дочь хозяйки избы, в которой бывший инквизитор оставил Алию, поднимая босыми ногами тучу пыли, подлетела.
- Помирает! - ребенок цепко схватил Моргана за руку. – Матушка уж и не знает, что делать, а лекаря у нас нет!
- Триединый, помилуй... - голос Моргана соварлся. Без раздумий, он бросился назад, обогнав девчушку и сорвав верхнюю петлю на двери избы. Нестор размашисто перекрестился, жалея бедную девушку и даже боясь представить, что может учудить расстроенный инквизитор. Годрик бросился вслед, оставив троицу.
Вбежав в избу, он увидел Алию, задыхающуюся на лавке, Моргана, сидящего на полу у её ног, бешено копошащегося в её суме, и хозяйку дома с двумя детьми, сгрудившихся у печки. Они смотрели на происходящее со страхом, женщина прикрыла ладонью рот и пришёптывала что-то.
"Кварусова плешь! Почему? Почему, Боже Правый? Почему так не вовремя?"
Морган вывалил содержимое сумки на пол и принялся шарить руками. Нашарив что-то, он подскочил к девушке. Длилась картина не больше четырёх ударов сердца. Что-то оказалось склянкой, содержимое которой инквизитор бережно влил в рот знахарки.
- Держись, Али... - приговаривал он. - Помоги нам, Творец! Ты, потерпи Светоч, только продержись немного! Я найду чертовку, справимся мы с ней.
На улице раздался чей-то плачь. Сбившееся дыхание и обращения к Творцу выдали приближающегося старосту.
"А может, так и должно быть?.."
- Морган, - Годрик подошёл, на ходу снимая перчатки. - Кем она проклята?
- Продержись немного, свет жизни моей. Творец с тобой прибудет, - инквизитор будто не слышал. Только девушка задышала ровнее - подорвался, готовый бежать на улицу.
Годрик придержал его за корпус сгибом левой руки, которая была ещё в перчатке.
- Морган! Ты слышишь меня? - он посмотрел инквизитору в глаза, стараясь перехватить его внимание. - Я могу помочь ей. Кто её проклял, скажи?

Отредактировано Годрик, сын Витаута (22-01-2015 00:46:09)

+1

123

Инквизитора будто на поводке теперь тянуло в лес, он чувствовал что там творится. Это пугало. Но куда больше пугало его состояние Алии. А ту еще орденец этот. Не понимает будто, что время дорого теперь! Для Алии дорого, для детей и других проклятых.
Внутри все переворачивалось от невозможности все предотвратить. Столько времени они потеряли зря! Морган зарычал в бессилии.
-Ведьма! - Коротко и ясно. Что еще он мог ответить? Он понятия не имел которая из разгулявшихся сейчас сумасшедших это сделала. Травница не говорила об этом ни слова. -Если можешь помочь - помогай, а не спрашивай. Не мешай. Пусти, я чувствую... - Как объяснить то, о чем не может знать Гидемин, чему бы не учили его в ордене. Как объяснить, что на учили их как собак чуять нечисть всякую. Каждый по своему, но в такие вот моменты, когда начинало твориться непотребство замешанное на магии темной, или с Пустотой связанной, чувствовали служители Творца это. Чувствовали и по следу шли, быстро находя виновников. И они не ошибались. Только таких были единицы. До недавнего времени, Морган и представить не мог, что сам на такое способен окажется. Ан нет же, как прижало посильнее и само собой вышло, не иначе с Триединого на то позволения.
-Ты ей помоги. Только и других проклятых хватает. Пустота в мир рвется, чувствуешь, цветочный? Пусти! - Откинув чужую руку, так мешающую действовать Огонек выскочил на улицу. По хорошему, ему бы лошадь сейчас, но он чувствовал, что не так уж далеко место то, где ритуал происходил. Пальцы будто заледенели, а старые шрамы, еще в первом его рейде полученные так заныли, что хоть вой. Но это давало точно понять - он не ошибается. Так быстро он, наверное, давно уже не бегал.

0

124

- Внучка есть, - задумчиво промолвил староста, послушно припомнив и даже почесав затылок от усердия. – Но та у ней в ученицах ходит, из лесу не кажется. Все-то хвостом за бабкой тягается. Девка-то красивая, парни наши облизываются. Хоть и ведьма, но хозяйка знатная. Да и в доме знахарка – хорошо. Вот только пока она никому не ответила даже ласковым взглядом.
Атмосфера меж тем неуловимо нагнеталась. Воздух словно потяжелел, как это бывает перед сильной грозой. Дышать стало несколько тяжелее, да и ветер начал подниматься. Однако туч на небе не наблюдалось пока, он оставалось лазурно-голубым и безоблачным.
К упавшей девушке староста метнулся, как курица-наседка к любимому цыпленку. Алия у них тут время от времени появлялась, и Нестор питал к ней самые отческие чувства. Хорошая девушка, хотя и силой обладает. В том, что зла в травнице нет, мужчина не сомневался ни на мгновение – дети к худому человеку льнуть, как изголодавшиеся по ласке дворовые коты, не станут. А на Алие мелюзга гроздьями висела, стоило только ей в деревеньке показаться, как тотчас же ее обступала пестрая детская толпа.
- Найдем, - отмахнулся Нестор, потерянно глядя на девушку. Возле того места, где она упала, на земле виднелись капельки крови. Хуже травнице стала, как бы они ни бодрилась. Староста свою должность за то и получил, что дураком не был.
- Болото старое, - после долгого раздумья сказал  Нестор. – Я еще мелким совсем был, когда старики туда путь запретили. Говорят, то ли болотник чудить начал, то ли еще какая гнусь. Раньше-то туда то за клюковкой, то за торфом хаживали, то за травками. А теперь уже и не суется никто, - мужчина вздохнул и задумчиво огладил бороду. – Странное то место. Пару годочков назад постреленок-подпасок упустил козочку, дурная голова. А та возьми да упрыгай аккурат к той топи. Наши-то туда никто не полез, так что отдуваться кому пришлось?  - спросил мужчина и тут же и ответил сам на свой же вопрос. – Правильно, старосте. Взял я, значица, друга хорошего, да полезли в надежде, что козочка-то далеко не упрыгнула. Нашли ее, рогатую, перепуганной на кочке, но сам путь вовек не забуду. Воздух там тяжелый, затхлый. Говорят, раньше гать там была, но мы ее и следов не нашли. И тишина, верите ли? Нехорошая такая, мертвая, как мой друг сказал. И ступаешь вроде на кочку твердую, а того гляди в топь ухнешь. Нет, в болото лезть – всегда неприятственно, но тут… - староста почесал затылок, огладил бороду, но ни один из жестов не помог мыслительному процессу. – Не знаю я, как объяснить толково, но это другое. Оно враждебнее, чем простая топь.
Алие стало еще хуже. Нестор размашисто перекрестился и пробормотал молитву Триединому за здравие бедной девочки. Пусть заступится за болезную, не заслужила она!
Вслед за пришлыми староста  влетел в избу. Травница тяжко дышала, ей явно не хватало воздух. Нестор застыл на пороге, комкая в руках шапку и не зная, что предпринять. Здоровый взрослый мужичина, а беспомощен, как новорожденный кутенок, слыхано ли…
- Дя-я-я-ядька Не-е-е-есто-о-о-ор! – раздался звонкий голосок, разом перекрывший все остальные. Вой раздавался бабий из соседних домов, отчего мужчина решил, что не одной травнице похужело.
Староста резко обернулся на смутно знакомый голосок. В его сторону, сверкая босыми пятками, летела девица. Высокая, тонкая, будто тростинка со светлой нежной кожей и большими голубыми глазищами она была удивительно красива. Однако тяжелая русая коса сейчас растрепалась,  волосы облепили мокрое от пота лицо, а белое платье-рубаха, украшенное яркой вышивкой, даже не было подпоясано. Да и слез полны глаза, того и гляди не дождем – ливнем прольются.  Нестор нахмурился, ловя внучку знахарки, которую недавно только поминали, на лету.
- Беда, - беда, дядюшка, - жадно ловя бледными губами воздух, девушка скорее хрипела, чем говорила. – Померла бабушка, не помочь! Пустота, Пустота в мир просится, дядюшка! Она говорила перед самой смертью, что чует это! – внучка ведьмы испуганно схватилась за старостин рукав. – Зовите инквизиторов! Магов! Уходить надобно, дядюшка! Вся шваль сюда стянется, кто-то Пустоте тропку открыл! Дорожку наводят, а бабушка первой под удар-то и попала. Она ж предательница по меркам ведьм! – девчонка все же разрыдалась, и Нестор неловко притянул ее к себе и огладил по пушистой макушке, сам лихорадочно придумывая, что делать.

Воронка силы раскручивалась над болотом. Тучи, тяжелые и почти черные, набежали и скучковались над маленьким островком на нем. Пустота просилась в мир, рвалась одолеть последнюю тонкую преграду. Старая ведьма обманула ее, не хотела дать полной свободы, но скоро силы ее иссякнут!

0

125

Только Морган метнулся за порог, Годрик начал действовать. Снял вторую перчатку, подошёл к девушке. Обратился к стоящим рядом старосте и хозяйке:
- Литанию Триединого все знают? Встаньте вокруг меня и, чтобы ни увидели, молитесь так рьяно, словно на вас одних держится Небесная Грань.
Он снял мешочек со Слезы Привратницы, встал на колени перед девушкой простёр над ней руки, закрыл глаза и обратился к Творцу вместе с присутствующими:
- О, Творец Триединый! Отец наш Всемогущий! К Тебе, о, Великий, аз, ничтожный, взываю! Жизни дарителю, из небытия нас явивший! Света хранителю, от Пустоты нас отгородивший! Возница Вселенной, сквозь Тьму нас несущий! К Тебе, о, Всесильный, аз, недостойный, взываю! Молю Тебя, о, Творец Триединый, Светоч Милосердья, избави нас от хвори и болезни, от смерти лютой и без покаяния, от тварей ненасытных, от демонов нечистых, и от прочих порождений Пустоты, избави нас, Боже! Избави нас от заблуждения и неразумия, от гнева неправедного, от праздности, от ленности, от уныния смертного, и от всякого щергра, избави нас, Боже! Но пребудь, о, Правый, со мною в трудный час, осени плечи мои властью Твоей, вложи мне в уста слово Твоё, в десницу мою - меч Твой, дабы идя и долиною смертной тени, не убоялся я зла, ибо Ты со мной!..
Годрик возложил руки на лицо девушки.
Пустота и воля Триединого. Две силы соприкоснулись в противостоянии. Ведьма не просто прокляла девушку: не известно, какой ритуал она затеяла на болоте, но ей нужны были источники силы. И она качала эту силу. В том числе, из девушки.
Теперь нужно было не просто излечить нанесённые проклятьем повреждения, но и обрубить цепкие лапы Пустоты, которыми та вцепилась в Алию. На самую малость помогало то, что перед тем, как отключится, Алия выпила снадобье. Но Годрика колотило мелкой дрожью. Руки дрожали, но он не отпускал их от девушки. Его словно пронизывали электрические разряды, в голове слышались чуждые пошепты.
Но всё длилось лишь мгновения, как вдруг служитель физически почувствовал обрыв Пустоты. На место чудовищной лапы пришла божественная длань. Годрик практически почувствовал её касание. Его касание... Он оторвал руки от Алии и осел на пол. Потраченные силы живо восполнялись...
- Работает... Работает... - зашептал он. - Славен будь, Всеотец...
Он перекрестился и, почувствовав силы, поднялся, надел перчатки и подошёл к девушке. Она мерно дышала. Для неё всё было позади.
Взяв флягу, он трижды перекрестился и сделал несколько глотков. В этот момент с улицы в дом залетела девушка.
- Беда! Беда, дядюшка, - голос девушка уже сорвала, и задыхалась, силясь прохрипеть очередное слово. – Померла бабушка, не помочь! Пустота, Пустота в мир просится, дядюшка! Она говорила перед самой смертью, что чует это! – видимо, это и была та самая внучка ведьмы. – Зовите инквизиторов! Магов! Уходить надобно, дядюшка! Вся шваль сюда стянется, кто-то Пустоте тропку открыл! Дорожку наводят, а бабушка первой под удар-то и попала. Она ж предательница по меркам ведьм!
Девушка зарыдала, уткнувшись в плечо старосты. Нестор неловко гладил её, с растерянным видом думая о чём-то.
Годрик почувствовал что-то мокрое на усах. Дотронувшись, он увидел кровь на пальцах. Кровь носом пошла. Всё же, не так гладко прошло... Он оглянулся на парочку у входа. Да... Доигрались с Пустотой, немёртвую в жёны...
Вдруг поднялся с колен, привесил на место флягу, утёр усы от крови и сказал твёрдо:
- Нестор, собирай людей. Молодцов двух своих мне давай, а сам людей собирай и на ногах к барону уходите. Скажете, что нужно подкрепление из ордена и священник. А ты, - обратился он к заплаканной девушке, - веди к своей старушке.

0

126

Морган летел почти не разбирая дороги, отмахиваясь от цепких лапок кустов, перепрыгивая через попадающиеся под ноги корни и коряги. Там, в деревушке Алие было плохо. А где-то впереди Пустота рвалась в мир. А это было куда как хуже проклятий и прочих гадостей, что ведьмы творили, когда умом за разум заходили.
Однажды Огонек уже сталкивался с прорывом и повторять этот опыт он совершенно не горел желанием. Предотвратить прорыв. Не позволить ведьме закончить ритуал. И он должен, просто обязан был успеть.
Там в деревне остался Гидемин - он должен справиться, жителей вывести, в Орден весточку отправить - хоть что-нибудь сделать.

А предчувствие недоброе все сильнее становилось, в голове гудело, совершенно точно, что он не успевает уже. Не успевает... Но это не оправдание. Как перед Творцом предстанет после, ежели позволит снова Пустоте в мир прорваться? Одного раза мало было. "Триединый, за что?" - только и проносилось в голове.
На полянку он выскочил даже не сбившись с шага, сжимая меч в руке, готовый почти ко всему. Но никак не у тому, что увидит. Девушка металась перед кругом ритуальным в котором билась старая уже женщина. Ведьмы. Только, по всей видимости все не так пошло - ошиблись они в чем-то.
Но первого бросился освобождать инквизитор бывший именно тейна. Если он успеет убраться с места ритуала, то может все еще устаканиться. Хотя, уже понятно становится, что поздно. Уже поздно.
Отвязав тейна, Огонек бросился к паникующей уже и явно не совсем вменяемой молодой ведьме. Схватил за плечи, пытаясь привести в чувства.
-Ты слышишь меня? Слышишь? Как прервать ритуал?! Давай, как остановить это? - только девиц, кажется была совершенно невменяема. И Морган тогда сунулся было в круг, пытаясь добраться до старшей ведьмы.

+1

127

Чёрный ворон стремительно летел вперёд над верхушками деревьев. Снизу, на лесной дороге Диохон загонял чужую лошадь. Он взял её рядом с таверной где хотел остановиться. Хотел, да не вышло. Сильное ощущение присутствия чего-то чужого, неправильного не давало магу покоя. Диохон и раньше чувствовал пустоту, но сейчас ощущение было сильным и давящим. Учитель рассказывал ему о прорывах, о том чем это чревато и какие проблемы это доставит именно магу. И теперь Диохон нёсся навстречу давящему ощущению присутствия пустоты рискуя переломать лошади ноги на неровной лестной дороге. Кар изредка кричал где-то впереди и маг старался не отставать. Внезапно рядом с его головой просвистела стрела. "Этого ещё не хватало!"-зло подумал маг. Времени на раздумья не было вообще и потому он просто распустил огненные стрелы веером в подлесок. Дерево весело затрещало в языках синеватого пламени. Где-то в кустах от боли орал хозяин лука. Ничуть не замедляя лошадь Диохон нёсся дальше. Впереди уже виднелась поляна как лошадь споткнулась и рухнула на землю. С криком маг вылетел из седла и жёстко врезавшись в землю покатился. Ему повезло и он отделался разбитыми губами, парой ушибов  и несколькими ссадинами. Лошади же повезло меньше, она сломала себе обе передние ноги. "Прости, нет времени чтобы тебе помочь"- с сожалением подумал маг поднимаясь на ноги. Буквально через минуту он вбежал на поляну. Ритуал был в самом разгаре. В круг входил мужчина, наверно тоже желавший прервать ритуал. Недолго думая Диохон выхватил либр и вошёл в круг с трудом преодолев его границу.  Воздух словно сжался до плотности камня, маг упал на колени, голову нещадно давило. И тут его взгляду открылась пустота. Чёрная, пугающая, готовая осквернить и исказить всё, к чему прикоснётся. И она приближалась к прорыву в наш мир, к свободе что запятнает эти земли. К Диохону приблизилось странное существо, это был демон. Худощавый, высотой в полтора человеческих роста, в длинном чёрном балахоне.
-Здравствуй, Диохон, я тебя давно жду,-скрипучим голосом произнёс демон.
-Откуда ты знаешь моё имя?- мысли в голове путались и маг не нашёл другого вопроса.
-Это неважно, важно лишь то, что мы оба чего-то хотим, и мы можем совершить продуктивный обмен! Я не дам прорыву случиться, а ты отдашь мне часть своей души, я не прошу много! Всего лишь половину!-демон говорил негромко, однотонно, но очаровывающе. Маг слушал не замечая как демон приближается всё ближе и ближе.
-Всего половину? И ты не дашь пустоте вырваться в мой мир?-спросил маг с трудом выговаривая слова.
-Именно! Так ты согласен?- спросил демон улыбнувшись. От Диохона его отделяла буквально пара шагов. Он собирался сделать ещё один, как вдруг из-за спины Диохона показалась фигура в светлой просторной мантии.
-Отойди от него, Обманщик. -раздался знакомый Диохону голос. Маг с трудом поднял взгляд и увидел его, Учителя.
В руках он держал тяжёлый железный посох увенчанный огромным огранённым тизильтовым камнем.
-Иначе что, старик?-резко спросил демон. Теперь его лицо было напряжено. Правый рукав балахона разъехался в стороны и демон ударил учителя чёрным изогнутым кинжалом. Вот только удар до цели не дошёл. Учитель отбил удар посохом и отбросил демона далеко назад одним движением руки. А затем он начал говорить. Древний, непонятный язык сплетался в замысловатые фразы, фразы складывались в общую картину. Тизильтовый камень начал светиться. Сначала слабо, но с каждым словом он разгорался всё сильнее и сильнее. Вскоре камень своим сиянием мог разогнать местную темноту настолько, чтобы можно было увидеть тех, кто в ней прячется. Отвратительного вида существа с ненавистью смотрели на двух людей, но подойти не решались. Тем временем Учитель перешёл на крик и с последним словом заклинания ударил посохом в землю. Диохону показалось что время замерло. Всё окружающее пространство жалось настолько плотно что пошевелиться не было ни малейшей возможности. И тут произошёл удар. Мага оторвало от земли и вышвырнуло далеко в сторону. Врата захлопнулись, вместо полномасштабного прорыва в мир вылилась лишь его малая часть. А Диохон летел спиной вперёд и в ушах его стояли слова Учителя. Незнакомые слова казались ему родными и понятными. С этими мыслями он врезался в землю и потерял сознание.

Отредактировано Диохон (29-09-2015 21:52:06)

0

128

МОРГАН И ДИОХОН
   Неладное должны были бы почувствовать все светлые маги, находящиеся от деревеньки и места потенциального прорыва менее, чем в трех километрах. Воздух стал разреженным, как перед сильной грозой, но дышать оттого легче не стало. Что-то давило на плечи, будто бы стремясь всех и каждого вбить, как гвоздь в дерево, в пыль. Это могли бы почувствовать, хотя и очень слабо, даже те, кто магического дара не имел вовсе.
   Пустота тянулась в мир, уже не только отзывалась старой ведьме, но и сама рвалась, будто бы живое существо, чувствующее, что вот-вот помешают ему. А ведь и пытались!
   Два мага, рискнувших к самому очагу сунуться. И оба они, по дури, по глупости питали Пустоту. Ей не хватало сил. Увы, но она не способна к созиданию – только к изменению и осквернению того, что была создано Творцом. И сейчас она жадно тянулась к магам, пытаясь вытащить из них хотя бы кроху сил. Потому что тейна и выпитой до самого донышка старой ведьмы ей было мало.
   Девчонка безвольно моталась в руках Моргана, словно тряпичная кукла, и казалась совершенно невменяемой и находящейся в полубессознательном состоянии. Однако стоило ему и прибежавшему второму магу сунуться к кругу, как она истошно завопила. Ведьмина внучка и сама рванулась вперед, к налитой светом черте на земле, даже не затрудняя себя тем, чтобы подняться на ноги. Но она опоздала.
   Диохон и Морган своими действиями разорвали круг – единственное, что удерживало Пустоту от вторжения. Это была невероятная глупость. Не всесилен никто и ничто, кроме, быть может, Творца. А потому Пустоту тоже можно было удержать и удержать именно кругом, так уж было предусмотрено ритуалом. Именно поэтому старая ведьма лежала сейчас на земле изломанной куклой, но внучка ее была жива, хотя и безумно испугана – Пустота попросту не могла дотянуться до нее, не могла преодолеть черту.
   Девушка рванулась внутрь круга, стараясь преодолеть сопротивление воздуха, неожиданно сгустившегося в резкий порывистый ветер. Там, под тем, что еще осталось от ее бабушки, лежал амулет – полукруглый медальон из золота, украшенных причудливыми символами и черными камнями. Именно он открыл эту прореху в ткани бытия, через которую Пустота лезла в мир. И только он мог бы все поправить.
   - Медальон! – выкрикнула девушка, вползая в круг. Она не надеялась, что ее голос перекроет вой ветра, да и все равно один из магов отключился. Но должна была сказать.
   Злосчастная вещица обнаружилась под телом старой ведьмы. Девчонка даже умудрилась вытащить ее из холодной руки, хотя и сама уже была изранена и страдала от боли. И в этот момент грянуло.
   Это был словно взрыв, центром которого стали круг и сжимающая медальон в руке ведьмина внучка. Ударной волной обоих магов отшвырнуло в стороны, хорошенько приложив о деревья. Пустота выпила их едва ли не до самого дна. Резерв мужчин за считанные секунды опустел, в нем оставалось лишь пара ВЭ. Сознание покинуло и Моргана, и Диохона, и раненую девчонку, которую также отбросило в сторону и нанизало на подвернувшийся острый сук. Амулет вышибло из ослабевшей руки, разворотило на две части – он изначально был сделан наподобие медальончиков для портретов и имел захлопывающуюся крышечку – и тоже куда-то выбросило.

0

129

ГОДРИК, СЫН ВИТАУТА
http://trion-frpg.ru/i/blank.gif   Бурная деятельность, развитая пришлым, возымела свой эффект. Встреча с непонятным, но определенно злым, пугала крестьян до одури, так что от них самих едва ли можно было ожидать чего-то разумного. Но уверенный голос, спокойные действия Годрика вселяли надежду в то, что хотя бы он знает, что делать. Горячая, искренняя молитва вознеслась в небо. Некоторые женщины от избытка чувств даже плакали.
   Стоило Годрику возложить руки на Алию, как несчастная девушка страшно закричала. Тело ее выгнулось дугой, травница буквально приподнялась на кровати,  опираясь только на ступни и лопатки. Потом она обессиленно упала обратно. Перемежая крики со стонами боли, Алия заметалась по постели. На лбу ее крупными бисеринами выступил пот, а из носа хлынула кровь.
   - Можно уже подходить-то? Из нее вон как кровь-то хлещет, как бы вся не вытекла, - опасливо спросила одна из женщин, когда Годрик убрал руки от травницы. Девушка лежала тихо – бледная, покрытая липкой холодной испариной, тяжело дышащая и все еще находящаяся в забытьи. Носовое кровотечение все еще действительно не останавливалось.
   - Сами-то сдюжите? – пробасил Нестор, продолжая неловко гладить девчонку по макушке, стараясь успокоить. Опыта возни с ревущими бабами у него было критические мало, собственная-то жена скорее сковородником по морде приласкает, чем в слезы ударится… - Как прикажете, - кивнул мужчина, отстраняя от себя ревущую девчонку. Она вздрагивала и вытирала бегущие по чумазым щекам слезы. – Слыхали? – поинтересовался Нестор у присутствующих. – Бегом всех из домов выковыривать. Скажете, что кто на вещах сидеть будет, да уходить не пожелает, то так тому и быть. Сами пущай только о жизни своей и справляются. А я пойду в набат бить, чтоб народ на площади собрать, - староста оглянулся на Годрика, немного помялся и, махнув рукой, сказал. – Сына Вам пришлю и дружка его, они ребята крепкие. Сильнее всех на деревне.
   Девчушка тем временем, продолжая ронять слезы, кивнула на дверь.
   - Пойдемте. Только толку Вам от того, что на бабушку посмотрите? Ведьма-то непонятно где ритуал свой творит. Где-то в лесу, в стороне болота, кажется, бабушка говорила.

0

130

- А ты, - обратился он к заплаканной девушке, - веди к своей старушке.
- Пойдемте. Только толку Вам от того, что на бабушку посмотрите? Ведьма-то непонятно где ритуал свой творит. Где-то в лесу, в стороне болота, кажется, бабушка говорила.
- Тьфу ты... Уходи тогда отсюда с остальными, - махнул он рукой...
* * *
Годрик был бы даже несколько тронут доверием старосты, отдавшим под начало пришлого инквизитора собственного сына. Теперь же Пяст Несторич и его друг Живка, дюжие для своих годков деревенские парни, сжимавшие короткие цепы для обмолота вместо оружия, указав пришлому направление, в котором убежал Морган, поспешали по кочкам позади Гидемина. Через чвак трясины под ногами и шорох лесного покрова, откуда-то издалека впереди явственно слышался женский плач.
- Давайте, ребятки, поднажмём, - подбадривал он молодцов. - Слышите, а? Где-то рядом уже ведьма-то, вошь её заде... Рвать твою мать! - уже четвёртая кочка предательски провалилась под весом Годрика, из-за чего он уже изгваздал сапоги и низ плаща. - Осторожнее только, трясина, бл*дская...
Внезапно крик впереди оборвался и вместо него раздался короткий звук, похожий на громкий низкий хлопок. Почти следом за ним люди услышали всё нарастающий шум, а следом по лесу прошла плотная волна воздуха, взметая, обламывая и срывая листья, ветки, куски мха и гнилой коры, а людей чуть не сбив с ног.
- Ну, братцы, - Годрик извлёк меч из ножен. - Одному Творцу известно, что нас ждёт. Да хранит нас его взор, - служитель перекрестился. - С богом. Поспешим!
* * *
Однако, кажется, спешили они зря. Их взору открылась поляна посреди топей, в центре которой покоился широкий плоский останец, с кровавыми потёками на нём. Следы крови читались окружностью и на прижатой к земле траве вокруг него. Весь сор, что был на земле, отнесло от поляны. Ветхие деревца, бывшие вокруг, поломало, а те, то устояли, стояли совсем голыми или оборванными. Под ними, не подавая признаков жизни, лежали четыре тела: ведьма, тейн, инквизитор и какой-то четвёртый человек. Пятый - девушка, - лежал под деревом. Она была в сознании, но сарафан её в области живота кровоточил.
- Пяст! Живка! Осмотрите лежачих, постарайтесь привести в чувство, если они ещё живые.
А если и я срублюсь, что ж - выбирайте сами, кого нести...
Он подошёл к девушке, вкладывая клыч в ножны, присел, оглядел пятно на сарафане. Видимо, тот порыв ветра, разметавший людей, отбросил и её, насадив на сук. Теперь она судорожно подрагивала, глядя на подошедшего человека и осторожно трогая кончиками пальцев края расплывающегося кровавого пятна.
- Прорыв закрыт? - спросил Годрик у неё.
Девушка с трудом кивнула. Тогда служитель осторожно снял её с сука. Она даже не вскрикнула, только судорожно схватила воздух. Практически не надеясь на исцеление, Годрик стащил перчатку с правой руки, перекрестился, вознеся хвалу Триединому, и возложил руку на раненую. Живот в области печени свело болью, тело скрутило, а воздух вышибло из лёгких. Служитель почувствовал, как усталость навалилась на него. Слишком много он взял на себя сегодня.
- Милсдарь Гидемин! - подбежал к нему Пяст. - Ведьма и выродок того, отошли ужо, а вот энти двое ишо дышат... Милсдарь, вам худо?
- Путём, путём, парень... - Годрик пытался продышаться. - Значит, так... - он присел на землю и повалился на спиной на ствол дерева, прикрыв глаза и держась за бок, взял флягу и сделал пару глотков. Судорога снова скрутила печень. - Ммм... Сейчас продышимся пару минут, вы с Живкой давайте живых постарайтесь на ноги поднять, вот вам фляга с водой. Эту девку надо будет тоже забрать... И, это... Пяст... Найдите мне дрючок какой, опереться...

0

131

Того же дня, числа 16-го месяца Первозвона, служитель ордена Гидемин, маг Диохон и бывший инквизитор Морган, поддерживаемые Пястом и Живкой, добрались до Палуспита - того самого селения на большаке, из которого вышли перед этим Неорт и Кайлей. Сюда же, собственно, староста Нестор эвакуировал своих земляков, здесь же приходили в себя Неорт и Алия.
По пути участникам событий довелось немного пообщаться. Однако прибытия клириков и подкрепления из ордена, за которыми по совету Гидемина сразу же отправил барон, Морган не стал, и первой же ночью покинул Палуспит вместе с Алией, видимо, с остановившимися в "Кудлатой кобыле" купчишками. Моргана же, Неорта и внучку ведьмы выспросили об обстоятельствах произошедшего, как и Годрика, после чего двинулись обратно к алтарю, дабы запечатать портал. Однако оказалось это не так-то просто: сочившаяся из портала энергия Пустоты притягивала к себе нечисть и нежить. Пока их было немного и отряду удалось отбиться, хотя портал, открытый ведьмой, так и не был запечатан по-хорошему, продолжая, словно маяк, призывать всякую мракобесию.
Пережив столь опасное приключение, Неорт, Диохон и Гидемин простились и каждый пошёл своей дорогой...

Конец эпизода (17.V.998-го)

0


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Отыгранные эпизоды » 15 Первозвона 998 года, "Ведовские чары"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC