http://forumfiles.ru/files/000d/29/56/61720.css
http://forumfiles.ru/files/000d/29/56/54848.css

ФРПГ "Трион"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Отыгранные эпизоды » "О безбрежной любви, что является именем Бога"


"О безбрежной любви, что является именем Бога"

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Дата эпизода:14 Первозвона
Местонахождение: Великая Империя, деревня Топляки
Участники: Гидеон Шпренгер
Краткое описание: после падения Инквизиции и появления ОБТ остались те, кто не мог смириться с произошедшим. Те, кто продолжал считать себя Инквизиторами, хотя и оказался фактически вне закона. Те, кто хотел возродить Инквизицию. Во главе особенно рьяных противников встал Гидеон Шпренгер и, казалось бы, никто и ничто не заставит его начать относиться к Тюльпанам хоть немного лояльнее... Но СУдьба обыкновеннно идет своими дорогами, не интересуясь нашими мнениями, предположениями и желаниями.

+1

2

В деревне Топляки было всего семь дворов, и как и в любой деревне, добрая половина жителей была родственниками, а кто не были, те давно были хорошими друзьями. В этом смысле Топляки ничем не отличались от сотен других деревушек, разбросанных по просторам огромной Империи. Было, правда, одно но: на отшибе, у самого леса, стоял еще один совсем невзрачный домик. О нем не любили вспоминать и уж тем более говорить вслух, даже смотреть туда без надобности не хотели. Ходили слухи, что раньше в том доме жила нечисть, а теперь там обитал еще более странный постоялец.
У него, наверное, когда-то было имя – в конце концов, у всех людей есть имя. Но селяне, если уж приходилось упоминать его в разговорах, называли его просто «тот чудной с опушки». Его считали юродивым, но не обижали – вреда он не приносил, а руки у него были целебные – несколько человек в деревне были обязаны ему избавлением от болезни. Правда, и он был не всесилен – если хворь была серьезная, и он не мог ничем помочь, даже не пытался. Видно, знал, что не выйдет.
Он ни с кем почти не говорил – как только приехал, буркнул пару слов, уточняя, свободен ли тот дом вдалеке, и ушел к нему, даже не дослушав про нечисть. Правда, той ночью кто-то слышал жуткие звуки с опушки, но мало ли, может, и перебрали чего. Так или иначе, нового постояльца нежить, кажется, не беспокоила. Пришел он налегке – сумка через плечо да длинный сверток, притороченный к седлу коня. Конь у него, правда, был видный, да и сбруя… Селяне отводили глаза, не желая неприятностей – явно ведь не его зверь, слишком уж хорош. Коня старались не впоминать. Как говорится, с глаз долой – из сердца вон.
Выглядел он… девки на такого не глянут, это точно. У него было странное лицо – вроде бы, и не уродливое, никаких отметин или шрамов, но при этом удивительно отталкивающее, да еще и вечно покрытое грязью. Мрачный взгляд и космы спутанных черных волос довершали неприглядный образ. И этот новый образ очень, очень радовал того, кто когда-то звал себя Гидеоном Шпренгером. Немного магии и много грязи – и никто не узнал бы в деревенском дураке первого красавца Инквизиции. Раньше его смазливое лицо считали почти непристойным для служителя Церкви, сейчас же к этой исхудавшей аскетичной роже не придрались бы и отцы-основатели. Гидеон хорошо постарался, чтобы его не нашли: он слишком хорошо знал, насколько примелькалась его физиономия в высших кругах Ордена Белого Тюльпана. И неудивительно: у него ведь почти получилось…
В какой момент все пошло не так, он и сам не понял, но просто он как-то вдруг понял, что… остался без армии. Совсем один. А бывшие соратники либо мертвы, либо запуганы, либо добровольно работают с теми, кого клялись уничтожить – с чертовыми цветочниками. Гидеону ничего не оставалось делать, как бежать, спасая свою свободу и, возможно, жизнь. Тогда он еще считал, что это важно. Сейчас… Эта отшельническая жизнь в грязи, кажется, доконала его. Он начал пить и плавно, плавно опускался на самое дно жизни. Жители деревни подкармливали его, а он мастерил из дерева всякие поделки – научился как-то при церкви – и выменивал на них корм коню. Он так и не смог расстаться со своим любимцем – игреневым жеребцом, подарком братьев. Это был очевидный просчет, такого коня было трудно не заметить – но он просто не мог продать его, слишком много он для него значил. Жеребец был последней ниточкой к той, прошлой, почти счастливой жизни, когда он летел к мечте. Теперь, правда, коняга стал равномерно-серым, белоснежная грива была всклокочена и запылена. Хозяин выглядел не лучше - от всех этих передряг он, к тому же, сильно сдал и выглядел лет на десять старше реального возраста.
Он мог бы вернуться к своему старшему брату, наледнику небольшого родового поместья – но кто был рад ему, нищему отступнику? Поэтому он просто проживал день, еще день, день за днем в своей убогой лачуге, плюнув и на Бога, и на Орден, и на смысл своей жизни – Инквизицию.

Отредактировано Гидеон Шпренгер (14-03-2013 23:24:19)

+2

3

http://s3.uploads.ru/t/KkSve.png
Хельга

Хельга служила при Инквизиции "девочкой на побегушках". Не член великой и могучей организации, нет. Просто девчонка, притирающаяся рядом, выполняющая мелкие поручения, на которые не разменивались, вечно занятые делами государственной важности Инквизиторы.
Как Хельга вообще оказалась такой вот приживалкой при Инквизиции? Все довольно просто и одновременно трагично. Родилась Хельга в одной из многочисленных мелких деревушек, рассыпанных по территории Империи. Тихо-смирно жила с мачехой и отцом Когда девочке исполнилось 16 лет, в их поселение повадился таскаться за добычей проклятый оборотень. Во время пятого по счету нападения Хельга лишилась семьи. И сама бы погибла, не задержись в ту злополучную ночь она у подружки. Ни мачеху, ни отчима Хельга особенно не любила, но схоронила, как подобает. А потом... Потом в деревню прибыли Инквизиторы. Хитрая тварь раз за разом уходила от них, неизменно забирая раз в три дня свою кровавую дань. Оборотень словно насмехался, словно игрался со служителями Триединого. Вот тогда Хельга, которой терять было особенно нечего, вызвалась на роль приманки, которая, якобы задержавшись у подруги, пройдется по ночной деревни тогда, когда в селение по подсчетам должна вернуться за добычей тварь.  Оборотень от искушения не удержался, за что и был убит. Хельга же обзавелась шрамами от когтей на левой щеке, животе и правой ключице. Укусить ее тварь не успела, а потому обращения не произошло. Уходя из деревни, Инквизиторы прихватили с собой и девочку, на которую после  происшествия смотрели косо. Укусить-то, конечно, не успела тварь, служители Триединого подтверждает, но бережного, как известно, Творец бережет. Так Хельга и осталась при Инквизиции, выполняя мелкие поручения и суетные дела вроде бумажной волокиты, готовки и прочая.
После распада Инквизиции Хельга "по наследству" перешла в Белый Тюльпан. Какая разница, кому служить, ежели работа все равно одна и та же?
Рыжая лошадка мерно переставляла копыта, поднимая дорожную пыль. Хельга сонно покачивалась в седле, едва сдерживаясь от того, чтобы не задремать. Девушку отправили с поручением отнести бумаги к одному из феодалов и теперь она, успешно передав бумаги, возвращалась в Орден. Ночь мягкой лапкой подкрадывалась, готовясь вступить в свои права. В сгустившихся сумерках уже было трудновато что-либо различать. В глаза словно песка насыпали, но Хельга продолжала сонно таращиться, тщетно пытаясь разглядеть хоть что-нибудь и нервно вздрагивая от каждого подозрительного шороха. А в темноте, как известно, все шорохи - до крайности подозрительны. Рука сама собой сжимала рукоять меча, выданного на деньги, что удалось скопить за прошедшие пять лет. Владеть им девушку немного научили знакомые Инквизиторы. Чтобы в случае чего могла за себя постоять, не более.
На избушку, одиноко притулившуюся на опушке, Хельга наткнулась совершенно случайно, но обрадовалась ей несказанно. Вероятно, чуть дальше этого домика, стоящего почему-то на отшибе, наличествует небольшая деревенька, но ехать, рискуя заплутать, девушка не отважилась. Ночь - время опасное.
Хельга спешилась, намотала на правую руку поводья всхрапывающей кобылки, левую же пока не убирала с рукояти меча. Она, конечно, не воин, но так спокойнее. Мало ли почему, избушка оказалась в отдалении от других? Постучав в дверь, Хельга вернула руку на эфес, ожидая реакции хозяев на вторжение.

+1

4

Этот вечер поначалу ничем не отличался от всех предыдущих, проведенных Гидеоном в Топляках. Тишина и темнота вокруг не располагала к веселью. Снаружи не доносилось ни звука: деревня была слишком далеко, чтобы шум жизни пробирался через мрак, а конь, единственный спутник инквизитора, спал. Возможно, ему снилось блестяжее прошлое и сытный корм.
Гидеон молился. Раскол Инквизиции и последовавшие за ним события укрепили его веру, потому что ему не накого было уповать, кроме Творца. А когда никакой божественной помощи не последовало, инквизитора постигло жестокое разочарование, потом - гнев, а после - глубокое равнодушие. Гидеон отвернулся от Бога так же, как тот некогда отвернулся от него.
Но сегодня... Этот вечер был каким-то особенным. Мужчина ощущал насущную потребность обратиться к Триединому. Поэтому он молился - без слов, мысленно, прикрыв глаза и полностью уйдя в себя. Стук в дверь прервал его молитву.
Удивленно хмыкнув, Гидеон обернулся к двери. Кого это принесло к нему, в такую глушь, на ночь глядя? Он поднялся и шагнул к двери, прихватив топор: не доверял он ночным гостям. Но за дверью, щурясь на свет, стояла просто девчонка лет двадцати, довольно привлекательная. Взвесив в руке топор, Гидеон прибегнул к другому средству: просто и незатейливо перекрестил гостью. Его либр вместе с остальными атрибутами прошлой жизни хранился в надежном месте, но для низшей нечисти хватило бы и постого креста, ну а высшая по его душу и не явилась бы. Девушка никак не отреагировала, и Гидеон слегка расслабился.
-Ты кто такая? Тебе чего?
Он хмуро рассматривал её, пытаясь по одежде и внешности определить, что же за птица к нему залетела. Приглашать девицу в дом он не спешил, памятуя о мече у нее на боку.

0

5

http://s3.uploads.ru/t/KkSve.png
Хельга

Спустя пару минут после стука Хельга услышала чьи-то шаги за дверью, через мгновение распахнувшейся. Щурясь на свет, резанувший попривыкшие за время пути в сумерках к полутьме глаза, девушка все же разглядела хозяина одинокой избушки. Мужчина, лет сорока на вид, крайне неопрятной наружности. В руках - старый топор, местами тронутый ржой. По всей видимости, в человечность тех, кто шатается по дорогам в такую темень, он не верил, ибо Хельгу он перекрестил. Девушка этот жест понимала: сейчас в глуши развелось немало нечисти. Раньше ее истребляли Инквизиторы, сейчас же Тюльпан, еще не успевший развернуть крылья, не справлялся. Относительно безопасны были лишь больше, многолюдные тракты, к которым трудно было причислить ото, по которому ехала Хельга.
- Путница я, - спокойно и с достаточной мерой доброжелательности произнесла девушка. Бить потревожившую его незнакомку в лоб топором мужчина вроде не собирался, и Хельга немного успокоилась и даже убрала руку с меча. - Заплуталась я чуток, - честно призналась Хельга в своих откровенно говоря паршивых способностях к ориентированию на местности. - Вот и не сумела засветло до жилья добраться. Вы уж пустите на постой, - и тут же добавила. - Или хоть путь к ближнему селению укажите, если боязно чужачку в дом ночью пустить, - сама Хельга позднего гостя через порог вряд ли пустила. Мало ли кто, мало что... Но мужчина, который по определению сильнее ее, мог и дать уголок. Плестись куда-то в темноте, дергаясь от каждого шороха и в каждом дереве видя тварь, изготовившуюся напасть.
Можно было бы еще для пущего эффекта умильно похлопать ресницами, благо они Хельге от природы достались пушистыми, но девушка делать этого не умела, да и сомневалась в уместности жеста.

0

6

Если бы Гидеона спросили, что заставило его неохотно посторониться и впустить гостью в свою обитель, он бы не смог дать внятного ответа. Конечно, ей, незнакомой с этими местами, могло казаться, что вокруг густой лес, но мужчина-то знал, что с запада деревья растут едва ли в два ряда, и только скрывают огни в Топляках. Да и дорога там была, пусть и не видная отсюда. Гораздо проще было бы буркнуть "Там деревня" и захлопнуть дверь. Но бывший инквизитор и сам не представлял, насколько соскучился по людям. Поэтому он был рад этой путнице - рад безо всяких дурных мыслей, девушки его и в лучшие-то годы мало интересовали. Просто собеседник.
Он посторонился, давая ей пройти, и снова запер дверь - это сейчас пришла девчушка, а завтра орда скелетов нагрянет. Даже здесь Гидеон слышал тревожные вести, летящие по Империи.
-Садись,-со скрипом припомнилось ему правило приема гостей. -Располагайся,-поправился он, поняв, что первый вариант звучал как приказ, не меньше. Сидеть тут было особо негде, просто лавка и широкий стол, на котором сейчас лежали книги. В основном - новенькие, по истории Ордена Белого Тюльпана, которые Гидеон покупал у заезжего торговца, благо эту дрянь выпускали исправно. Историю и структуру врага инквизитор изучал уже больше по привычке, понимая, что второго шанса напасть нет и не появится. Но все равно читал, дотошно и тщательно выискивая все, что могло бы помочь - не ему, так другому.
Среди новых книг выделялся своей ветхостью только молитвенник в потертом черном бархатном переплете с серебряным окладом. С этой книгой Гидеон не расставался даже в походах, её подарил ему отец, отправляя к учителю.  На переплете серебром сияла стилизованная буква I - величественная, пугающая, ничего больше не значащая. Не ожидая гостей, мужчина и не скрывался, у себя-то дома.
Заметив, что книга лежит на самом верху, Гидеон быстро подошел к столу, сгреб всю стопку и отнес в темный угол. Едва ли эта девочка представляла угрозу, но все же осторожность никогда не бывает лишней. С равнодушным выражением лица он вернулся к столу и оперся на него, стоя по диагонали от девушки. Молча смотря на нее, он ждал рассказа- кто она, откуда, зачем ночью в этой глуши.

0

7

http://s3.uploads.ru/t/KkSve.png
Хельга

Вместо ответа на все вопросы и просьбы Хельги мужчина крайне неохотно, но посторонился, впуская девушку в свою лачугу. Пожав плечами, Хел вошла, почему-то совершенно не ожидая подвоха или гадости от данного конкретного индивидуума, хотя он имел видок откровенно подозрительный и мрачный. Мало ли как жизнь могла потрепать человека. Девушке на своем пути и самой пришлось повидать немало.
В избушке оказалось тепло, вполне светло и не так уж страшно, как представляло себе богатое воображение Хельги. Немного не прибрано, но хозяин явно не ожидал гостей в лице непутевой незнакомки, посреди ночи возникшей на порог и вломившейся в дом, так что эту малость можно ему простить.
Повинуясь словам мужчины, сильно смахивающим на приказ даже после того, как он оправился, Хел устроилась на лавке, положив руки на стол и подперев ими щеки. Повисла немного гнетущая тишина, прерываемая воем ветра за стеной. Хозяин явно чего-то ждал, пристально глядя на девушку.
-Меня зовут Хельга, - пожав плечами робко произнесла девушка. Под взглядом мужчины она чувствовала себя, мягко говоря, несколько неловко. – Хельга Свенсон, - признаться честно, девушка уже немного подзабыла свою фамилию, отвыкла от ее звучания, приноровившись быть просто Хельгой, девушкой - «пойди туда-принеси то». – Я путешествовала по делам Ордена, при котором мне приходится служить. Вот так и очутилась в вашей глуши.

0

8

Гидеон вздрогнул. Когда девушка заговорила, рассказывая о себе, он опустил голову и молча слушал, никак внешне не реагируя на её слова. А вот когда она упомянула Орден, мужчина вздрогнул, поднял голову и быстро спросил:
-Орден? Орден Белого Тюльпана?
Он впился взглядом в несчастную девушку,черные глаза лихорадочно блестели. Впрочем, через мгновение он отвернулся и как-то обмяк, потух. Какая теперь разница... Да и девчонка - что-то вроде служанки. Толку-то...
Гидеон почувствовал себя смертельно уставшим. Не так просто было смириться с разгромом и научиться жить вот так: в грязи и нищете. А выбора не было: или это, или плаха. Или еще хуже - присоединиться к проклятому Ордену, жалкой замене некогда великой Инквизиции. На это он не пошел бы никогда, думал он. 
-Я спать, - буркнул он и вышел из избы, сгорбившийся и погасший. Дверь осталась приокрытой. Он ушел к стогу сена рядом с навесом для коня, рухнул в душистое сено и бездумно смотрел на звезды, пока не заснул. Звезды - они ведь  не меняются.

0

9

http://s3.uploads.ru/t/KkSve.png
Хельга

За годы службы сначала при Инквизиции. а потом и при возникшем вместо нее Ордене Хельга многому научилась. Например, наблюдательности. Людям свойственно обманывать и юлить, прикрывать правду полуправдой, недоговаривать, скрывать свои истинные чувства под масками... Особенно велик соблазн, когда перед тобой мелкая. в общем-то девчонка. Можно, например, недодать церковный налог попытаться или еще что в свою пользу перекроить. У Хельги не было иного выхода, кроме как наблюдать, примечать, учиться по малейшим внешним признакам отличать ложь от истины и приязнь от неприязни. Упоминание об Ордене задело мужчину. Девушка не могла понять, какова связь между живущим на отшибе одиночкой и набирающей могущество церковной организацией, но что-то такое было. И это было нечто неприятное, раз при одном только упоминании цветочных из итак не слишком-то жаждущего пообщаться мужчины ушли последние искры интереса к жизни. Он потух, словно неосторожными словами Хельга задула свечу где-то внутри него.
- Да, - девушка пожала плечами. - Инквизиция, при которой я служила раньше, развалилась, а куда еще деваться сироте? Всяко лучше, чем в трактире служанкой быть.
Договаривала девушка уже в спину уходящему мужчине.
-Доброй ночи, - рассеяно пробормотала девушка. Уходить в темень и неизвестность смысла не было. Хотел бы выгнать или по голове чем тяжелым приголубить - уже справился бы. Как ни крути, но по сравнению с этим незнакомцем, пусть и выглядевшим изможденно, Хельга мелкая.
Сон не шел, девушка сидела за столом, бездумно глядя на свечу, едва ли не всю ночь. Сморило ее уже перед рассветом. Девчонка задремала, уронив голову на руки и тихонько посапывая.

0

10

Гидеон тоже не спал. Слова девчонки: "Инквизиция, при которой я служила раньше, развалилась..." жгли глазницы изнутри, плавали в прохладном воздухе, мешая думать. Развалилась... И он развалился. Сколько он тихо тлел тут, в богом забытой глуши, считая, что так и надо, что ничего не изменить? Его припугнули - и он убежал, забился в нору, забыл все свои привычки и устои, только чтобы выжить. Но зачем жить - так?
Мужчина поднялся, подошел к бочке с водой и с ненавистью уставился в свое черное отражение. Он стоял, не шелохнувшись, и мертвое отражение так же спокойно взирало на него из прозрачной глубины. Словно он утонул... Ги ударил по воде кулаком и резко отвернулся, а затем как-то уже более осмысленно зашагал к сараюшке во дворе. Там, в тайнике (параноик-Гидеон просто не мог без этого обойтись, даже понимая, что никому его добро не нужно) лежала вся его прежняя жизнь - бритва, чистая одежда, клинок... Взяв бритву, он вернулся к бочке и принялся скрести многодневную щетину, словно счищая с себя весь этот застой.
Когда Хельга подняла голову со стола, сонно озираясь вокруг, перед ней  стоял совсем не тот всклокоченный мужлан в грязной залатанной одежде, которого она видела вчера. Там, у окна, почти по-эльфийски тонкий и статный, с длинными, аккуратно зачесанными в хвост смоляными волосами, в черной строгой одежде, словно вчера сшитой по нему, стоял и смотрел на улицу тот, чья красивая рожа еще год назад не сходила со всех плакатов "Разыскивается" - Гидеон Шпренгер, последний имперский инквизитор. Он почти не изменился - только исхудавшее лицо добавило ему некоторого благородного аскетизма, под глазами залегли синяки от недосыпания, да самолюбования поубавилось... хотя нет, самолюбование осталось таким же невыносимым. Он выглядел настолько холеным, словно не он еще вчера больше всего напоминал бомжа из ближайшей помойки. На поясе висел верный тонкий клинок, за окном радостно прыгал выпущенный наконец-то на волю Томмазо... Жизнь, кажется, налаживалась.
-Собирайся. Я подкину тебя до ближайшего города, - велел мужчина гостье. Его вещи уже были уложены и приторочены к седлу коня. Раз решившись, Гидеон не любил медлить.

+2

11

Проснулась Хельга от того, что открылась дверь, и кто-то вошел в избу. Она вообще очень чутко спала и просыпалась от малейшего шума. Резко дернувшись, Хель подняла голову и, кое-как убрав с лица растрепавшиеся во сне и повылезавшие из косы волосы, сфокусировала взгляд на стоящем перед ней мужчине. Удивленно расширила глаза и украдкой ущипнула себя за руку, чтобы точно убедиться, что точно уже проснулась.
Она не узнала в мужчине, что стоял перед ней, того исхудавшего и побитого жизнью человека, что вчера ночью открыл перед ней дверь и впустил заплутавшую дурочку переночевать. Тот, кого сейчас Хельга видела перед собой, напоминал ей остро отточенный эльфийский клинок. Хозяин переоделся в одежду, достойную аристократа и сшитую точь-в-точь по его меркам, побрился, умылся, причесался. Девушке даже стало немного стыдно за свой расхристанный вид, и Хельга принялась наскоро переплетать косу. Иначе первый же встречный примет ее за ведьму. А как еще назвать растрепанную рыжеволосую даму?
Хельга, скоренько переплетя косу, тут же выскочила из-за стола. Мимоходом оправила смявшуюся и запыленную в пути одежду. В вещах, немного великоватых по размеры для, в общем-то, невысокой и худенькой прислужницы Белого Тюльпана, она чувствовала себя неловко рядом с приютившим ее на ночь мужчиной, вдруг, словно по мановению волшебной палочки превратившимся в недостижимый идеал.
- Да что мне собираться-то? – пожала плечами Хельга, деловито перебросив через плечо свою неизменную сумку, уже порядком потрепанную от длительной и активной эксплуатации, и прицепив на пояс ножны с мечом. – Я уже готова, - девушка смущенно улыбнулась и зачем-то добавила. – Вы красивый человек, - и тут же щеки предательски заалели, выдавая неловкость, что чувствовала Хельга, делая комплимент. Она просто не смогла не отметить, что гладко выбритый, причесанный и опрятно одетый хозяин избушки смотрится куда лучше, чем он же непотребно заросший и неряшливый.
Юная прислужница Ордена похлопала по шее свою кобылку, отвязала ее и легко вскочила  в седло. Пора было снова отправляться в путь. Спутник показался Хельге каким-то смутно знакомым, будто виделись уже где-то, но девушка решила не придавать этому значения.

+1


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Отыгранные эпизоды » "О безбрежной любви, что является именем Бога"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC