ФРПГ "Трион"

Объявление

Смутный час между волком
и собакой меняет очертания привычного мира. Свет сменяется тенью, форма - мороком, а пение птиц - тихим шипением стали, выходящей из ножен. Лишь одно остаётся незыблемым - люди. Только люди не меняются никогда...
Оказаться не в том месте, не в то время - достаточно паскудный способ добыть себе неприятности. Так сложились обстоятельства...
читать дальше
Довольно известный исследователь-историк, имя которому Рангоригасту Гржимайло, нашел в горах Малого хребта неизвестную доселе шахту... читать дальше
Путь к ущелью К'у и Ла был тернист и долог: недоброжелательные леса духов кишели смертельными опасностями... читать дальше






01.04.18: Неожиданно, и очень символично с точки зрения календарной даты, на форуме появился новый дизайн. ;)






По техническим причинам, мастера не сумели
вовремя заполнить этот раздел. О, ирония...
Предыстория:

Некогда гномья пророчица Валлана предсказала наступление Конца Света и разрушения Мира в 1000 году. Предсказание было небольшим, но настораживающим: «Когда Столпы Равновесия исчезли, Пустота, расправив крылья и выпустив когти, вторглась в Мир. Увлеченные вечными распрями, ненавистью и жаждой наживы, одурманенные ложью Высших, живые создания не заметили опасности, оставаясь слепыми и глухими, потому что не хотели видеть и слышать то, что было им противно. Когда же беда стала столь очевидна, что спрятать ее уже не удавалось, Мир пал в бездну хаоса и завершил Круг Жизни».
Пергамент, описывающий сие событие, неожиданно нашелся архивариусом в одной из закрытых библиотек Северинга. Правда это или нет, и что конкретно имела в виду Валлана, никому не известно — сама пророчица была слишком стара и спокойно умерла, не дожив до нынешних дней и не оставив более никаких сведений.
Гномы посчитали Пророчество слишком непонятным, чтобы сразу начать пугать им жителей Триона, и расшифровать все сами, но, как известно, любые тайны имеют свойство странными путями просачиваться и распространяться среди простых смертных. Вот и Пророчество Валланы стало достоянием гласности, переходя из уст в уста и пугая слишком впечатлительных обитателей всех трех материков Триона. Мало того, в последнее время в Немоне объявилась секта «Видящие Истину» напрямую проповедующая Конец Света и призывающая жителей к покаянию.

Настоящее. 998 год.

Всего два года остается до предсказанного великой гномьей Видящей Валланой конца мира. Империю заполонили лжепророки, обещающие спасение, все чаще слышны голоса некромантов, ведьм и приверженцев разнообразных оккультных сект, поклоняющихся Пустоте. Из уст в уста передаются слова предсказательницы: близок последний час этого мира. Кажется, сам Творец отвернулся от Триона, оставив его на грани хаоса и безумия.
На фоне всего этого немудрено и потерять себя. Как произошло это с молодым императором Велерадом, и без того получившим серьезный удар в виде трагической потери семьи более, чем десять лет назад. Понимая, что власть и порядок в огромной стране удержать становится все сложнее, снедаемый, к тому же, ненавистью ко всем, кто не является человеком и считающий нелюдей виновными в приближающемся Армагеддоне, некогда рассудительный правитель пошел на безумные меры.
Все нелюди в Империи — от светлого эльфа до последнего гоблина — новым указом Велерада объявлены вне закона. Не имеющие ни гражданских прав, ни защиты, они должны покинуть пределы страны или быть переселенными в специально созданные резервации, в противном случае они будут преданы смерти. Гонения на нелюдей объявлены официальной политикой Немона, городской страже, ордену Тюльпана и даже членам ЛИГ вменяется в обязанности, ко всему прочему, арестовывать или казнить (в случае открытого сопротивления) любого представителя нелюдской расы в любом уголке Немона или потворствующего ему человека. Вчерашние соседи могут в любой момент стать врагами.
Новые порядки поставили Империю на грань гражданской войны. К нелюдям и прежде шло враждебное отношение, а ныне, подписанный самим Императором, указ вовсе развязал руки самым отъявленным расистам. Многие поддерживают Велерада в его ненависти, но пограничные аристократы, встревоженные волнениями на границах со степью Орр'Тенн или лесом Сильве, некоторые члены ЛИГ, Академии Магии и Торговой Гильдии, недовольные напряженной политической ситуацией, считают императора опасным безумцем, действия которого приведут страну к окончательной гибели. Выбор между верностью трону и тем, что считается благоразумным, особенно тяжел в преддверии конца мира, но неумолимо близок.
Возмущенные агрессией Немона, представители независимых государств, находящихся в торговых, союзнических или нейтральных отношениях с Немоном, - эльфы, темные эльфы, гномы - в панике шлют сообщения в Неверру и Каторию, будучи практически не в состоянии защитить своих соплеменников в Империи. Воинственные орки, воодушевленные возможностью захвата новых земель, светлые эльфы Довеллы, ведомые волей своей амбициозной ксарицы, остававшиеся доселе в тени вампиры собираются в ожидании падения колосса Империи.

О скипетрах Сильерны (побочная сюжетная ветвь):

Три Скипетра издавна были переданы самой Сильерной эльфийским кэссарям, как самым мудрым представителям из созданных на Трионе рас. Скипетр Заката хранился в Храме темных эльфов в Шьене, Скипетр Рассвета — у Светлых в Довелле, Скипетр Полудня — у лесных эльфов на алтаре в лесу Сильве. Ходят слухи, что когда-то существовал и Скипетр Полуночи, переданный людям, но сведения о нем не сохранились, и легенда осталась лишь красивой легендой, не более. Установленные на алтарях Скипетры поддерживали энергетическую структуру Триона, обеспечивая соблюдение баланса сил, и не давая Пустоте поглотить энергию Теи.
Однако два года назад Скипетры были похищены. Эльфийские кэссари приняли решение утаить истину от подданных и заменили настоящие реликвии на поддельные, пока настоящие не будут найдены и возвращены на место. О сохранности и целостности самих реликвий эльфы не беспокоились, ибо уничтожить Скипетры нельзя - созданы они не простыми смертными ибо несут в себе частичку божественного, но вернуть их требовалось как можно скорее — структура мира нарушилась, Твари Пустоты получили возможность проникать в мир Триона в местах, где ткань Теи истончена, и скопилось много негативной энергии.
Время шло, поиски результатов не приносили, мало того, то здесь, то там стали объявляться неизвестные монстры, нападающие на людей. Кое-кто связывает их появление с изреченным Валланой пророчеством и говорит, что они являются самым явным предзнаменованием надвигающегося конца Света.




01.04.18: Плюшки! Проанализировав последние отыгрыши на Арене и в Сюжетных эпизодах, было принято выделить достижения лучшего, на наш взгляд, игрока! За его смекалку, храбрость и великий потенциал, мы награждаем непревзойденного мастера Огня и Пламени, Диохона, артефактом мифической редкости - Великой Перчаткой...
Повелись? С первым апреля! :3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Заброшенные эпизоды » "Неожиданное путешествие" или "Помощь по принуждению"


"Неожиданное путешествие" или "Помощь по принуждению"

Сообщений 1 страница 30 из 119

1

Дата начала эпизода: Листопад 997 года
Местонахождение: Великая Империя
Участники: Тхар, Ллёна Кондор и все желающие поучаствовать.
Краткое описание: Мощный порыв ветра ворвался в помещение, распахивая двери и смахивая со своих мест легкие предметы. Стоило вам опомниться, как ваше внимание привлекла бумажная птица, по всей видимости, влетевшая в здание, вместе с порывом ветра. Поделка была на диво красивой, и казалось, что она вот-вот оживет. Поддавшись своему любопытству, вы прикоснулись к вещице и...


Сухая осень тихо, ласково, незаметно обволакивала мир. Еще грело солнце, но нежные, чуткие золотые березы вместе с алым кленом уже роняли листья, а небо стало глубоко-синим. Везде царил покой, а в полях садах собирали последний урожая крестьяне.
Из осторонь стоявшего от всех деревянного домика, укрытого от проселочной дороги двумя раскидистыми орехами, слышалась возня. Еще не пожилая вдова, хозяйка этого дома, поутру снимала с яблонь последние теплые плоды, а после ушла куда-то; ее трое быстроногих ребятишек убежали вслед, прихватив из мешка по душистому яблоку, и Ллёна осталась одна… Совсем недавно, дня два назад привела ее дорога сюда, в эту тихую, на удивление добротную деревеньку. Близились осенние холода, зима приближалась ранняя, а, значит, следовало искать временное пристанище. В города покрупней соваться пока было неосторожно – пока не забылись еще летние проказы. Да и больно хорошо было в этом доме, светло и пахло хлебом и молоком. Добросердечная женщина, принявшая молодую гадалку в свой дом, как родную сестру, поначалу боялась от черных ее глаз сглаза на детей, а после, заметив, как безбоязно тянется к ней ребятня и как ласково та улыбается им в ответ, и вовсе успокоилась. И девушка твердо решила остаться здесь до весны, пока не просохнут дороги, и нельзя будет снова отправиться в путь. «Хорошо в такой день дом начисто вымыть, двор прибрать перед холодами-то», - заметила она с утра, да так и взялась возиться с этим с благословлением хозяйки.
Все к зиме менять надо, чтоб с новыми силами духи дома могли защищать очаг от разрушительного холода, - в том Ллёна была уверена. И наряд сменила – теперь пестрило на ней платье из алого, плотного сукна в мелкий цветик, платок на волосах сменила на багряный, да кольца кое-какие сняла – камни там летние, бирюза да янтарь, что в них зимой будет проку… И волосы, раньше свободно спадавшие на спину, в косу собрала – тоже к зиме. Со стороны казалось, будто девушка собралась на какой-то праздник, но в ее народе считали, что яркий цвет только красит и ничего в том необычного нет.
Приятно проходиться по гладкому деревянному полу новым веником, выметая сор из углов, да вытряхивать на еще теплом солнце узкие плетеные дорожки, глядя, как облаками взвиваются пылинки, и с каждым разом вдыхать сладкий запах осенних яблок. Воздух был холодный, и девушка накинула на узкие плечи вязаную шаль, пушистую, как златневые паутинки. Внезапный сильный порыв морозного ветра, налетевший из открытых ставень заставил ее вздрогнуть и укутаться потеплее.
«Ух какой! С чего бы это ты так разгулялся, а, ветер-безобразник?» - подумалось Ллёне. Она уже обернулась, чтобы прикрыть ставни, как взгляд зацепился за белую бумажную птицу на полу, сделанную с такой ловкостью, какой гадалка еще не видела. «Какая звонкая, откуда ж тебе взяться? – девушка, улыбнувшись, наклонилась к поделке. - Неужто ребята тебя сделали? Как только сумели… Дай-ка я тебя поближе разгляжу, красавица…» - и потянулась рукой к белоснежным, ровным острым крыльям.

+2

2

Как только пальцы девушки коснулись бумажного крыла, окружающий мир вдруг стал блекнуть, становясь воздушным и эфемерным, словно туман или облако. Минуту или две гадалка еще могла прикасаться к предметам и даже брать их в руки, и они тогда становились будто бы более реальными, по отношению к окружающему, а затем, на мгновение все превратилось в сплошную серую массу и окончательно погасло.

***

Неясно, сколько времени Ллёна провела в том странном небытие, что подарила ей бумажная птица, однако, через время она вдруг ощутила твердый пол под ногами, а кромешную тьму прорезали лучи радужного света. Свет на удивление был мягок и приятен, и не резанул по глазам, как это обычно бывает, а просто даровал способность видеть. Он исходил от кристалла дивной красоты, лежащего посреди круглого каменного стола, покрытого рунами. Знающие люди сразу сказали бы, что за камень предстал глазам девушки - это был "зортарсар" - очень редкий и дорогой гномий артефакт (см. Легенды и предания ). Что до того, что окружало гадалку, так это была небольшая пещера, ручной работы, или вернее будет сказать, что это была келья, судя по изображениям на стенах - посвященная Тефуру. Единственный выход из пещеры закрывала тяжелая дубовая дверь, запертая на засов изнутри. То есть выйти наружу было можно легко, а вот войти - только при помощи тарана. И, учитывая то, что девушка в келье была одна, возникал вопрос - каким образом дверь была закрыта? Быть может Ллёна, будучи в непонятном состоянии сама вошла и закрыла дверь? Или некий волшебник, вошел вовнутрь, запер за собой дверь и исчез, поместив гадалку на свое место? Возможно, стоит осмотреться получше, вдруг причина скрыта где-то рядом? Или рискнуть и сдвинув тяжелый засов открыть дверь? Но кто-то же его запер и возможно неспроста.

+2

3

«О, Великая Кружевница, куда ты завела меня?» - было первой мыслью, проскользнувшей в голове у девушки, когда она оглядела пещеру и с содроганием поняла, что была в этом крохотном темном помещении одна. Ругая себя за неосторожность (вот глупость, все, как дитя малое, сразу руками хватать!), Ллёна шарахнулась в круг света, исходивший от незнакомого камня и стала напряженно думать, теребя одной рукой алые бусы.
И как она только сразу ничего не разглядела в этой поделке? Расслабилась, думала, раз в деревне остановилась, так ничего и приключиться не может! «Какое странное место... А какие лики на стенах, неужто святилище какое? Уж если я последний ум не растеряла, то неужто ко гномам меня принесла эта птица трекля…» - и осеклась. Неизвестно еще, к лиху или к добру залетела к ней бумажная вестница, а потому нечего наперед Судьбу злить и клясть ее посланцев. И все же… Гномов Ллёна не то, чтобы не любила, но и не особо жаловала. А может и побаивалась суровых горняков, которые имели смелость делать такие темные, глухие пещеры, где нет ни ветерка, ни простора... Ну, хоть не на дне морском, и на том спасибо.
«Однако занятный какой камень, никогда прежде не видела таких…» - Ллёна придвинулась к, судя по ее ощущениям, артефакту, разглядывая его поближе. Свет от него исходил действительно благодатный, и отходить от него девушке отчего-то не хотелось. «Э, нет, непростая ты вещичка, не буду тебя трогать - хватит с меня и одной! Уж вряд ли ты вернешь меня обратно…» - Слишком бы это было просто. Да и руны наверняка охранные, чтоб обойти такие, готовиться заранее нужно, а с налету ничего доброго не выйдет.
"Не нравится мне здесь. Так душно… И тесно. Нет, надо уходить отсюда! Или…" Девушка засомневалась. Еще бы – как странно заперта дверь. «Не сама ж я в этот склеп сунулась!» Девушка вздрогнула - а вдруг прыгнет что из темного угла. Но кругом стола тишина и никто не спешил нападать. Ллёна подошла к двери, неуверенно взялась за засов. «Я только выгляну, - пообещала она себе. – Никого не будет, так я и пойду. А будет – успею закрыться снова». И с этой мыслью она осторожно отодвинула засов и, приоткрыв дверь, боязливо приникла к щелке.

Отредактировано Ллёна Кондор (04-05-2013 12:10:13)

+1

4

За дверью не было ничего. То есть что-то там может и было, да только тьма за порогом стояла такая, что казалось ее можно было ножом резать и на хлеб намазывать. Или сапоги ею чистить... Однако, чтобы это понять понадобилось пара мгновений, которые были так необходимы Мышу. Собрав все силы, он рванулся в щель и, облегченно пискнув, спланировал на стол к зортарсару. Мыш был летучим. Именно поэтому его отправили встречать Помощь. Поглядывая на Ллёну, он принялся зализывать разодранное крыло. К ноге Мыша было привязано письмо для девушки и он ждал пока его освободят от этого неудобного свертка. Стоит упомянуть, что едва посыльный влетел в келью, из щели, в след за ним протянулась когтистая лапа, но, наткнувшись на луч света исходящий из зортарсара, убралась обратно. Судя по размеру, она принадлежала кому-то очень немаленькому.

0

5

От влетевшего в комнату зверька Ллёна сначала испуганно вздрогнула, но, разглядев, кто развеял ее одиночество, улыбнулась. Правда, тут же пришлось поспешно захлопывать дверь, уберегая лицо от страшной когтистой лапы. "Что это там? - всполошилась девушка. - И такое большое... Кажется, оно боится света этого камня. Непростой наверное зверь, недобрый. - Верно, неизвестно ведь, какие темные твари прятались в глубоких гномьих пещерах - и сами горняки нередко страдали от них. - Как же все-таки хорошо, что я сразу не вышла", - вздохнула она с облегчением и обернулась к своему маленькому "гостю", все еще слыша гулкие удары в висках от стремительно забившегося сердца.
- Ну, здравствуй, малыш, - юная гадалка подошла поближе и протянула руку к шерстке Мыша, ласково и осторожно погладив его. Многие люди не любили летучих мышей. Отчего-то боялись, считали ужасом, проклятьем. Так странно, ведь бывают звери и страшнее этих маленьких ночных хищников - как тот, за дверью. Для ее племени летучая мышь была существом безобидным, более того, благим вестником, а потому Ллёна была только рада зверьку. Теперь она была не одна здесь, в этом странном незнакомом месте.
- Кто тебя ранил? Неужели та зверюга за дверью? Бедняжка. - Девушка твердо пообещала себе, как выберется отсюда, подлечить ему крыло. Хоть немного, насколько хватит сил. Все же жаль было Мыша. И тут она заметила небольшой сверток, привязанный к лапке малыша. Он явно стеснял его, и зверек все норовил стряхнуть непонятную вещь, приставшую к лапе.
- Это ты мне принес, малыш? - Ллёна старалась говорить негромко и ласково, чтобы не пугать Мыша (да и ее саму успокаивал собственный голос), и осторожно отвязала письмо. Возможно, в нем ей объяснят, почему именно ей пришлось оказаться в этом недружелюбном месте, и что же, в конце концов, от нее хотят. Девушка развернула письмо и начала тяжело читать вслух. Буквы давались нелегко, неохотно складываясь в слова, - все-таки грамоте гадалку никто особо не учил - не такое уж важное это умение для девушки, и прошло довольно-таки много времени, пока Ллёна смогла дочитать послание до конца.

Отредактировано Ллёна Кондор (04-05-2013 16:50:40)

+1

6

В тот момент, когда Ллёна почти дочитала письмо до конца, в келье вдруг, на мгновенье, стало светло, словно днем, а затем, когда глаза пообвыклись, девушка увидела парня, невесть откуда появившегося на том же самом месте, где появилась она, некоторое время назад.
Буквально через пару минут, и гадалка, и варг, услышали тихий, из-за большого расстояния, звук колокола.

0

7

Дверь певуче скрипнула и Бертольд оказался в своей землянке.  Привычная обстановка не предвещала ничего необычного. Мешочек, с только что собранными ингредиентами для новых алхимических экспериментов, насыщал воздух тесного жилища ароматом трав. Сев за стол, придвинув к себе ступку с пестиком, молодой варг поместил в нее несколько душистых стеблей. Чтобы сладкий, уже приевшийся, запах не мешал думать, Берт открыл окно, больше походившее на бойницу в крепостях. Поток осеннего ветра наполнил комнату свежестью. Начинающий алхимик, привычными движениями, принялся растирать ингредиенты, как вдруг что-то влетело в окошко, ударилось о стену и приземлилось прямо возле ступки, перед глазами удивленного юноши. "Должно быть дети балуются снаружи" - подумал было Бертольд и хотел уже выбросить отвлекающую его вещицу, как вдруг его поразила красота безделушки. Казалось пропорции были выдержаны с ювелирной точностью, бумага, казалось, вот-вот превратится в перья и птичка вспорхнет и зачирикает. Парень, желая рассмотреть диковинку поближе, взял ее в руки. Все вокруг приобрело серый цвет, голова закружилась и последняя мысль в затухающем сознании была скорее найти противоядие этой чудной отраве, но ответ слился с серым цветом и исчез.

Холодный пол обжог босые ноги, Бертольд открыл глаза и еле удержался на ногах. В это же мгновение сработал инстинкт: руки покрылись шерстью, вместо человеческих ногтей, угрожающе загнулись острые волчьи когти. Перед ним стояла девушка, читающая какой-то клочок бумаги, камень, издающий мягкий свет и  летучая мышь, пытающаяся подобрать под себя раненое крыло. Несмотря на безобидный вид девушки, Берт не собирался прятать его единственное, и уже привычное, оружие. Варг внимательно смотрел на девушку, неподвижно стоя и со слегка приоткрытым ртом, из которого торчали белые, нечеловеческие клыки. Оборотень явно не собирался делать ход первым...

Отредактировано Бертольд (16-05-2013 11:12:37)

+1

8

«10 травоцвета 998 года. С Велерадом что-то происходит. После той истерики я стараюсь с ним по возможности не пересекаться, но по долгу службы обязан. Он неуравновешен, бледен, постоянно находится в каком-то лихорадочном возбуждении. Не могу даже представить, к чему это все может привести страну, но ничего хорошего ожидать не приходится. Возможно, лучшим вариантом было бы покинуть службу прямо сейчас – во время войны меня никто никуда уже не отпустит. Но проявить такое малодушие было бы бесчестьем. Нужно остаться и следить за...»
Тихий, но различимый шелест привлек внимание генерала. Жан сидел у себя в кабинете, пытаясь как-то упорядочить свои мысли. Это всегда было проще сделать, записав их на бумагу. Судьба Велерада и Империи не давала ему покоя, но сделать он мог немногое – Император уже никого не слушал в запале.
Жан отбросил волосы со лба и огляделся. Шелест, отвлекший его от письма, производила бумажная птичка, занесенная в комнату ветром через открытое окно. Теперь она лежала на полу, иногда перепархивая с места на место, влекомая потоками воздуха. Приподняв брови в изумлении, Жан встал и подошел к поделке.
«Откуда здесь это? Не припомню, чтобы во дворце были дети…»
Наклонившись, он подобрал игрушку, чтобы рассмотреть поближе: сделана она была изумительно.

0

9

К последним строкам голова у Ллёны начала болеть, девушка вообще считала, что, прочитав такое длинное послание, совершила по меньшей мере подвиг. Однако от головной боли ее отвлек яркий свет, непонятно откуда взявшийся в подземной келье. Она подняла глаза и тут же шарахнулась от неожиданности. Перед ней стоял парень, медленно…
…обращавшийся в волка.
«В-варг?! Откуда? Ой, неужто сейчас кинется?.. - нервно заскакали мысли у девушки. Но оборотень, слегка оскалившись, больше не двигался. «Нет… не кидается…» - Ллёна внимательно смотрела на полузверя перед собой и постепенно сердце переставало безумно биться. «Наверное, его тоже принесла сюда эта бумажная птица… Да, точно, и он испугался меня. Да».
- Тихо, тихо, - осторожно решилась заговорить с новоприбывшим девушка. Говорить старалась негромко. – Если ты еще меня понимаешь, я тебе ничего не сделаю. Правда… Тихо, спокойно… Я тоже попала сюда случайно. - А может, судьба запланировала эту случайность. - Послушай меня и обернись, пожалуйста, человеком, а, молодой и красивый? - А сама стала шептать одними губами: - Творец Великий и Триединый, проложи реку огненную от востока и до запада, от запада и до севера, от севера и до лета; и со всех четырех сторон, от земли и до небеси; от небеси и до земли. Чтоб не приходил серый волк и серая волчица, и рысь лесная, и лютый зверь, и лютая волчица, и лютая черная медведица… Охрани и помоги, по всякий час и по всякий день, и по всякую ночь, во веки веков... – и опять подняла глаза на оборотня. – Все хорошо, верно?
Чтобы успокоиться, девушка погладила Мыша по голове, краем глаза убедившись, что бросаться на нее все-таки не будут, и пробормотала:
- Надо будет тебе, милый, крыло подлечить… хворь какая вскочит – нехорошо будет...

+3

10

После того как эффект неожиданности сошел на нет, рассудок полуволка все-таки взял вверх над животным инстинктом. Перед ним стояла девушка, к тому же чертовски напуганная.  Отсутствие оружия у нее окончательно погасило страх... Будь она могущественным магом, вместо волка на полу пещеры наверняка бы уже осталась лишь небольшая кучка пепла, да и дешевые погремушки, выдаваемые за редкие и дорогие артефакты смотрелись слегка комично с дешевой, пестрой тканью ее платья.
Медленно, словно нехотя, когти волка уступили место человеческим ногтям, клыки втянулись и зверя в парне выдавал лишь дикий взгляд, тщетно пытающийся понять что тут происходит.
-кто ты?- спросил Бертольд у девушки, уже, кажется, пришедшей в себя и что-то бормочущей раненому зверьку.
Не дожидаясь ответа, ведь тот мог быть и лживым ( повышенная подозрительность ко всем незнакомым, появившаяся еще в детстве, нередко помогала не попасть в сложную ситуацию ), оборотень обратился к мышу, на языке, понятном только животным и оборотням, во всяком случае, это был самый надежный источник узнать правду. Животные не лгут. Вопрос "Что здесь происходит?", заданный мышу, звучал для девушки, как смешанный из многих животных голосов не то рык, не то писк.

+1

11

Мыш, вначале испугавшийся вспышки, а затем приласканный гадалкой, услышав понятную речь, выглядел весьма удивленным. Он даже сделал шажок в сторону варга, и, уставившись парню в глаза, издал все те же, непонятные для гадалки, звуки. В момент, когда зверек как раз заканчивал свою речь, в келье вновь полыхнуло и, на расстоянии в пол пяди от Бертольда, появился еще один мужчина.

+1

12

«Что за…»
Жан словно медленно наблюдал за смертью мира: все вокруг неспешно блекло, теряло цвет, форму, запах и саму свою суть. Или это он все же сходил с ума? Пальцы сжались, птичка жалобно хрустнула, прежде чем окончательно исчезнуть вместе с остальной реальностью.
По ногам ударил каменный гулкий пол, Жан присел, спасая равновесие, выпрямился и огляделся. Увиденное заставило его ненавязчиво переместить руку поближе к шестоперу. Прямо перед ним стоял молодой парень, издававший какую-то неприятную помесь рычания и писка. Как сперва показалось генералу, рычал он на девушку, которая находилась напротив него, но нет – между этими двумя была еще и летучая мышь. С ней-то и общался тип на только им двоим понятном зверином языке. Варг? -подумалось Жану.
Оба, и парень, и девушка, выглядели растерянными. Жан заподозрил, что они попали сюда тем же путем, что и он, и совсем недавно. Хорошо бы еще выяснить, что это за путь… 
Генерал сделал шаг к девушке, раздумывая, как к ней обратиться. «Леди» как-то не вязалось с простецким нарядом и общим видом.
-Девица, - наконец нашелся он с обращением. –Вы оба попали сюда так же, как и я?
На парня командор пока не обращал внимания, но держал в поле зрения – этот был на вид диким, да еще и рык: мало ли, вдруг и впрямь оборотень? От этих всего можно ждать.

Отредактировано Жан де Касску (17-05-2013 16:21:05)

+3

13

Беспощадное солнце палило так, что с Гвейна стекал седьмой пот: на серо-синей туники расплывались тёмные круги. Приходилось локтями пробивать себе дорогу сквозь улицы Равенны. Толпе было похрен, кто ты: мясник, дворянин, чародей или даже король; если тебе не хватало зазнайства выехать на площадь верхом или окружить себя эскортом вооруженных вояк, отталкивающих прохожих древками копий, значит – ты дурак и сам виноват в своих бедах. В толпе все равны.
В свои покои Гвейн вернулся помятым, изголодавшим, обозленным и откровенно несчастным. Но прохладный камень, остудив разутые ноги, от неурядиц исцелил в одно мгновение. Вслед за ботинками уже было полетела туника, но, запутавшись о перевязанный на запястье кожаными полосками либр, осталась нелепо свисать с левой конечности. Пришлось подавить желание разорвать материю: Гвейн знал, что позже пожалеет о минутной слабости. Оставшись в одних портках и одной рукою в тунике, мужчина распластался на холодных плитах, изливая своё блаженство стонами вперемешку с бранью.
Дверь скрипнула. В покои мышью проникла прислуживающая девка с тарелкой и буханкой хлеба в одной руке, кружкой и бутылкой вина в другой. К причудам чародейской братии и некоторых конкретных братьев она была привыкшей, поэтому молча подала провиант в протянутые руки Гвейна, и так же тихо унеслась прочь. «Всё ещё блюдёт свой нелепый обет», подумал он, отправляя в рот кусок тушеной свинины и ломтик морковки. Ел Гвейн руками (вернее, одною рукой, свободной) и начинал ощущать определённый от сего дискомфорт… Но лежать было столь блаженно, а освободить пленённую руку означало встать и приняться выворачивать ткань наизнанку. «Нет, я не встану отсюда вообще никогда. Когда она вернётся за посудой, попрошу её принести мне отложенные фолианты из библиотеки и ночной горшок.»- проносились в голове мысли, пока в рот отправлялись тушеные овощи с лежащей на голом пузе тарелки, - «Буду с этого дня блюсти половую жизнь».
И, в тот самый миг, когда Гвейн пытался зубами выдернуть пробку из перевёрнутой вверх тормашками бутылки, а мысли его углубились в то, насколько именно половой эта жизнь будет, в открытое окно запорхала бумажная птица.
На секунду замерев с наполовину выдернутой и слегка покусанной пробкой в зубах, мужчина довольно прыснул. Продолжая тихо смеяться, он зажал бутылку между ног, и потянулся к тому, что казалось ему не тем, чем оно на самом деле являлось.
«Как всегда, вовремя», только и успел подумать довольный Гвейн.

Первое удивление сменилось волной тёплого удовольствия и раскатистого смеха. Он не собирался никуда деваться с прохладного пола своих покоев, но знал, где окажется, и совсем не был против.
Когда же он оказался совсем не там, где уже было решил оказаться, смех затих где-то в глотке от собственной неуместности. По спине поползли мурашки, сам Гвейн привстал и немного отполз (тарелка съехала ровно на столько, чтоб налететь на зажатую ногами бутылку, словно корабль на скалы), всматриваясь в незнакомые лица. Либр на запястье задрожал, в руку налилась магическая сила, но прежде, чем её разрушительная сила успела вырваться наружу, Гвейн овладел собой. Первый испуг прошел, пришло осознание, что сейчас он наверняка должен выглядеть куда нелепее, чем собравшийся здесь сброд. Отложив посуду, он встал на ноги, чувствуя себя при этом неловко и даже дураком, резко дёрнул нелепую тряпку с руки (от чего-то она и не думала рваться; наверное, от того, чтоб лишний раз выставить его дураком), и принялся выворачивать её наизнанку, намереваясь одеть. Копаясь в складках, Гвейн окинул взглядом келью, приметив некоторые детали: изображения мотивов, посвященных Тефуру; Зортарсар, который ему уже доводилось видеть однажды в Катории, у равеннского чародея более высокого ранга; руны, которые он умел читать; летучую мышь, которых приручали одичалые заклинатели, скитающиеся по снежным пустошам.
Ничего ему не говорили только незнакомые люди, чей облик никак не хотел увязываться с окружающей обстановкой. «Они хотя бы одеты». Впрочем, между ними уже происходило какое-то взаимодействие, нарушенное его появлением, которое он прерывать не намеревался. Было очень сильное желание открыть бутылку и сделать несколько больших глотков.

+4

14

Ответить варгу Ллёна не успела, а разговор оборотня с Мышем решила не прерывать (уж зверек точно лучше найдет общий язык с новоприбывшим, чем она сама), оставшись лишь посторонним наблюдателем. И вдруг девушку, все еще в смешанных чувствах, отвлекла от созерцания еще одна вспышка. «Ну кого еще нелегкая принесла?..» - мысленно простонала она. Если вторая птица подсуетила ей в спутники оборотня, то от следующей следовало ожидать чего-нибудь похлеще. Однако, проморгавшись от яркого света, рассмотрела вполне себе человека, высокого и крепкого мужчину. «Хм… Нет, ну это отнюдь не так плохо… Погоди-ка, милая. Однако же он матушкой-Судьбой-то не обижен… Неужто вельможа какой?» - и оробела на миг.
- Девица. Вы оба попали сюда так же, как и я? – видимо, осмотревшись, спросил мужчина. Ллёна про себя отметила, что руку он на всякий случай держал у оружия.
Расправив плечи, вернув лицу бесстрастное выражение и только внимательно скользя лукавым взглядом по новому спутнику, девушка кивнула в ответ:
- Судьбе было угодно. И, предупреждая ваши возможные дальнейшие вопросы, - она протянула мужчину послание, принесенное Мышем, - прочтите. Ко мне, быть может, у вас, сударь, доверия будет меньше. – И, отдав листок, отошла от новых товарищей по несчастью (или счастью, уж как знать), предоставив их себе самим. Об опасности дикого оборотня она уже и думать забыла. «А что если и правда попробовать достать вещицы, как в том письме писалось? Как там было? Матушка скала, помоги детям своим…»
Но заветных слов произнести не успела, коснувшись только пальцами холодной стены кельи, в том месте, где не было изображений Тефура, - за спиной вспыхнула еще одна вспышка. «Еще один?! – Однако, в пещере грозилось стать тесно для такого количества людей. – Что, не хотела быть тут одна, получай вот теперь!» Обернувшись, увидела зрелище, в иных обстоятельствах показавшееся бы ей полупугающим и полузабавным. Теперь же она лишь искоса рассматривала еще одного мужчину, путавшегося в своей одежде, с бутылкой в руках и явно нетрезвого состояния. Но в нем явно чувствовался маг – даже из другого конца кельи девушка это ощущала. «Что ж, неплохой набор», - хмыкнула она тихонько, чтобы никто не услышал.

Отредактировано Ллёна Кондор (18-05-2013 07:37:23)

+2

15

Ответ мыша ничуть не прояснил сложившуюся ситуацию. Потянувшись было за раненым зверем (крылатый помощник никогда не повредит, да и к тому же осталось немного целебных трав в мешочке на поясе), он уже начал задавать следующий вопрос но вспышка на мгновение ослепила глаза парня. В келье появился еще один человек. По привычке, варг сразу оценил свои шансы в рукопашном бою, и увесистый шестопер явно был не на его стороне, к тому же вновь прибывший , не растерявшись, готов был вытянуть оружие прямо сейчас. Бертольд, чтобы не играть с судьбой лишний раз, решил не нервировать нового попутчика своей звериной сущностью. Варг взял мыша на руки, потянулся за мешочком с травами, висевшем на поясе. Однако еще одна вспышка осветила кельи и в помещении появился еще один человек.  Его амуниция казалось абсолютно безобидной. Однако взгляд выпивохи вовсе не был взглядом беззащитного человека. Несмотря на дурацкое положение, в котором он оказался, сосредоточенное выражение лица, и нечто неуловимое в его внешности выдавали в нем мага. "Надеюсь все они терпимы к истинным оборотням, иначе шансов выйти из кельи немного" - промелькнула мысль у полузверя. Но внимание снова привлек летучий зверь. Бертольд достал из мешочка несколько высушенных стеблей, с нависшими на них небольшими листиками. Растер их пальцами свободной руки. И получившимся порошком посыпал раненное крыло. Конечно, этого было недостаточно, однако мазей или эликсиров парнень с собой прихватить не успел, а эти травы хоть немного уменьшат боль мыша.

Отредактировано Бертольд (18-05-2013 09:19:02)

+1

16

Мыша, все эти вспышки, новые запахи берущиеся из ниоткуда, а также слишком громкие, как ему казалось, разговоры, довольно ощутимо нервировали. Он привык к тишине и стае, и среди чужаков чувствовал себя неуютно. Но выход был закрыт и приходилось терпеть. Чихнув, от попавшего в нос порошка, зверек насупился, отошел подальше от лекаря и стал ждать, пока эти чужаки выберут вожака и двинутся в путь.
Тем временем, тому, кто остался за дверью, тоже не терпелось - он чуял запах и слышал голоса, а это означало, что можно будет здорово подкрепиться, впервые, за столь долгое время... не удержавшись он ударил когтями по двери, но та стояла как влитая... ну ничего, ведь когда-то же они выйдут?
Удар, надо сказать, был неслабым и, находясь в келье, его не услышал бы только глухой.

0

17

Колоритная девица, предупредив все дальнейшие вопросы, просто вручила Жану письмо, которое было у нее в руках. Генерал подошел к круглому каменному столу, на котором мерцал единственный источник света в этом глухом каменном мешке. Расправив письмо на гладкой столешнице, мужчина погрузился в чтение. Даже в этом неверном свете было видно, что Жану категорически не нравилось то, что он читал. Где-то на середине чтения появился еще один несчастный – нетрезвого вида мужик, но Жан только мельком на него взглянул, прежде чем вернуться к письму.
По всему выходило, что застряли они тут крепко. А долгая отлучка никак не входила в планы командора, вынужденного присматривать за поехавшим Императором. Он еще раз осмотрел спутников по несчастью. Пьяница определенно был магом, поэтому Жан, дождавшись, пока тот разберется в своей одежде, протянул ему письмо.
-Может, хоть ты нам что-то объяснишь, -довольно хмуро произнес он.
«Пятеро… Нас может быть пятеро. А здесь только четверо, не считая эту мышь». Генерал ощущал насущную потребность выйти из этой кельи. Причем было неясно, кому ему хотелось набить рожу больше – «белзиким», о которых говорилось в письме, или неведомым авторам письма, которые выдернули его из дворца столь бесцеремонным образом. У последних хотя бы был «лик». Наверное.
-Мое имя – Жан де Касску, командор ЛИГ III ранга. Будем знакомы.
Никто из находившихся в комнате не производил впечатления знатных людей, но Жану было не впервой, так что он не слишком стеснялся этим обстоятельством. Что было важнее – только он был с оружием. Был еще, конечно, маг, но генерал не знал, на что он способен. Если придется прорываться, будет туго...
Словно в подтверждение его мыслей, в дверь глухо ударили снаружи. Жан, не мешкая, встал прямо напротив нее, положив руку на шестопер, но дальнейших ударов не последовало. Однако же, вечно в келье не посидишь...

0

18

- Письмо содержит исчерпывающие объяснения, - сухо ответил Гвейн после быстрого ознакомления с его содержанием. Сложив письмо в четверть и спрятав его в медный футляр, прикрепленный к поясу туники тонкой неметаллической цепью, маг и сам переваривал написанное на пергаменте.
Зортарсар... Гвейн протянул руку и аккуратно поднял камень. По руке растеклось тепло и приятная, слегка щекочущая, вибрация. В сознании всплыл образ мэтра Амброзиуса, старого скупердяя из Катории, высокостоящего представителя Равенны на Вольном материке. Чародей похвалялся перед молодым магом своим влиянием и репутацией, сложенной больше из заслуг дипломатических: талант коммерсанта и природная скупость компенсировали нехватку высокой магической одаренности и сумели вознести его достаточно высоко. Впрочем, каждый вносит свой вклад в дела Равенны, а золото и влияние членов Академии нужны ей не меньше, чем те, кто сможет внести лепту интеллектуальную. В общем и целом, старик был пренеприятнейшим гадом, но одно говорило в его пользу: то, чем он владел, он изучал скрупулёзно, и предпочитал знать об объектах своей коллекции всё.
«Что же это получается? Прихотью судьбы я оказался втянутым в историю, рассказанную мне этим старым хреном?», - Гвейн покачал головой и нервно улыбнулся. – «Нет, конечно же, нет: не судьба меня в неё втянула. У этой прихоти есть очень конкретное обличье с конкретно выраженным длинным носом, который рискует быть сломанным в ближайшее время в силу своей длинны и навязчивости». Гвейн не любит, когда его насильно втягивали в чьи-то неприятности, а ещё больше, когда перекладывали на него обязанность эти неприятности разгребать, словно навозную кучу. Нет, он отдавал себе отчет обо всей серьёзности ситуации. Это-то и нервировало.
Что-то блеснуло в свете зортарсара. «Бутылочка…» - жалобно подумал Гвейн, отворачиваясь. Осветив часть пустой стены камнем и положив руку на скалу, чувствуя себя при этом неимоверным кретином, Гвейн произнёс, глухо, шепотом и неловко:
- Матушка скала, помоги детям своим.. Именем Тефура, прошу тебя...
«А если ты ещё и непутёвая мать, не отличающая своих детей от не своих, это было бы совсем замечательно…»

Отредактировано Гвейн (18-05-2013 13:59:05)

+1

19

Вначале, как это часто бывает, со всякими старыми заклинаниями, не произошло ровным счетом ничего. Сотворенному бог знает кем и бог знает когда плетению, нужно было немного времени, чтобы вновь собраться в кучу, соединить разъеденные временем звенья и выполнить заложенную в нем функцию. Когда же необходимое время прошло, один из ликов Тефура, нанесенный прямо на скалу, вдруг очертил ровный прямоугольник высотой в аршин и две четверти, а по ширине равный двери, перекрывающей вход в келью.  Раздался щелчок и получившаяся плита, со скрипом выдвинулась с одной стороны, удерживаемая с другой массивными петлями, и приоткрыла вход в небольшое квадратное помещение, видимо приготовленное на случай, если кому-то надо было укрыться. Посредине стоял небольшой деревянный стол, окруженный тремя стульями. Под каждой стеной, кроме той, в которой был вход, стояло по кровати. Слева от входа находился небольшой стеллаж, на полках которого лежали всякие мелочи - несколько свечей, кремень и огниво, какие-то лоскутки ткани...
Первым же, что бросилось в глаза входящему, был сидящий в углу скелет, принадлежавший то ли ребенку, то ли карлику. Сидел он поджав колени и обхватив их руками, ладони которых были сжатыми в кулак. На  одном из костяных пальцев было надето небольшое серебряное колечко, а рядом, на полу, лежал развернутый листок желтой бумаги.

0

20

Пока мужчины читали письмо и обдумывали каждый свое, Ллёна, закутавшись поплотнее в пушистую шаль, так как от стен пещеры веяло противным холодом, и переминаясь босыми ногами по такому же ледяному полу, рассматривала своих спутников попристальней. Она уже поняла, что при таком раскладе не рискнет лезть на рожон, и уж лучше ей побыть в тени, выжидая удобного случая, который обязательно принесет ей что-нибудь хорошее. Военный, к тому же вельможа, явно не отличавшийся любовь к таким простолюдинам, как она. Дикий оборотень, которому девушка пока не очень-то доверяла. И пьяный маг, который наверняка вовсе не такой дурак, как показался сначала. Уж по смене выражений его лица Ллёна смогла понять, что он-то точно что-то понял из письма… С гораздо большим удовольствием она бы выбрала себе иных спутников, но этого было уже не изменить, да и нехорошо с судьбой спорить… «Однако нас пока четверо… Интересно, появится ли пятый, или последняя птица никого не принесет?» От всех этих раздумий девушка и не заметила, как стала машинально перетасовывать колоду карт, извлеченную из бесчисленных складок пестрой юбки. А когда все же поняла, что делает, улыбнулась уголком губ. «А вот если бы узнать, кто тут самой важной птицей будет?» И сняла первую карту.
Король бубен.
«Всего-то, что холостой? А мне что с того? Они тут, кажется, все бременем семьи не отяжеленные…» - и сняла вторую карту.
Девятка треф.
«И влиятельный к тому же…» - Внимательные глаза уставились на Жана де Касску. «Он?» Но потом сместились на мага. «А может и он, как знать… По нему так сразу и не скажешь. Вот и думай теперь, как быть. Ничего, обожду, а там видно будет…»
Вдруг маг, положив ладонь на скалу, произнес-таки заветные слова, и Ллёна напряглась, ожидая чего угодно, но ожидать пришлось гораздо дольше, чем ожидала девушка. И все-таки открывшаяся в скале дверь была более чем внезапным сюрпризом. И так уж случилось, что гадалка стояла ближе всех к двери, а потому, упрятав колоду обратно, заглянула туда первой. Пробежала глазами по кроватям, полкам и лишь потом наткнулась взглядом на скелет. Точнее, не так. Сперва краем глаза заметила блеск серебра, и, жадно обернувшись на него, в испуге шарахнулась обратно в келью, осенив себя знаком Триединого и едва сдержав вскрик.
«Вещи снятые с мертвых – заранее осквернены. Помни о том и никогда не тревожь покоя тех, кто ушел из нашего мира. Никогда», - вспомнились девушке наставления бабки. Теперь Ллёну не интересовали ни вещи, лежавшие на полках, ни пожелтевшая от времени бумажка. Нет-нет, больше она в ту сторону ни ногой.

+2

21

Прочитав записку,  ЛИГовец отдал ее магу. "Что ж все таки в этой записке такого, чего не поведал мне мыш?Как жаль что никто в детстве не научил меня читать!". Мысли о записке прервал спокойный и холодный, как зима Северинга, голос:"Мое имя – Жан де Касску, командор ЛИГ III ранга. Будем знакомы." Вспомнив этикет людей, Варг, слегка склонив голову, изображая поклон, коротко представился:"
-Бертольд.
Тут же, видимо, дочитав текст на бумаге, пьяный чудак, изрек ничего не проясняющую для оборотня фразу, затем взял светящийся камень и стал напротив замысловато высеченных образов неких божеств или героев ( Берт был, мягко сказать, не особо религиозным волком ). Варга, уже почти привыкшего к причудам мага, практически не удивило то, что он начал разговаривать с камнем, однако последующее, ввело оборотня в ступор: со скрежетом старинный механизм пришел в движение, и через несколько секунд все лицезрели комнатку с тремя кроватями и, видимо, проспавшего тут уже не один год скелет не то карлика, не то ребенка. Вопреки ожиданиям, время все больше и больше запутывало события. "Возможно, написанное в записке хоть как то прояснит ситуацию"-подумалось парню. Сделав усилие над собой (помощь варг просить не любил, тем более у людей, тем более у незнакомых да и с оружием наперевес), Бертольд со слегка униженным видом попросил прочитать записку в слух, больше обращаясь к девушке, она казалась самой доброжелательной в компании, хотя и казалось испуганной при виде костей.

Отредактировано Бертольд (19-05-2013 00:56:01)

+2

22

Жан ощущал себя дураком. Все - маг, девушка, даже этот диковатого вида парень, который назвал себя Бертольдом - все выглядели более осведомленными, чем он. Маг и вовсе кивнул с важным видом и пошел разговаривать со стенами. Маг - он маг и есть, что с него взять.
Продолжая наблюдать за дверью, генерал еще раз пробежался взглядом по лицам спутников. Девушка, достав карты, перетасовывала их с задумчивым видом. Внезапно она подняла голову, внимательные черные глаза изучали его. Жан отвернулся, не желая выяснять, что у той на уме.
Внезапный скрип, нарушивший тишину склепа, заставил старого вояку резко развернуться на месте и рвануть шестопер с пояса. Впрочем, зря - никто не собирался нападать на собравшуюся поневоле компанию, это всего лишь слова, о которых говорилось в письме, возымели свое действие и отодвинулась каменная плита. Первой в проход сунулась девица, которая  случайно оказалась ближе всех к входу - и отпрянула, едва сдержав крик. Это было уже интереснее. Обойдя девушку, Жан вошел в помещение, стараясь не загораживать спиной свет.
Скелет, - равнодушно отметил он. Мертвых он опасался меньше, чем живых - спокойнее они, а если и встанут... Шестопер не меч, ему все равно, какие кости крушить - мертвые или живые. А вот листок бумаги, лежавший на полу рядом со скелетом, заинтересовал командора куда больше - это было похоже на предсмертную записку. Подойдя поближе, Жан поднял листок, собираясь вернуться к свету от камня.

Отредактировано Жан де Касску (19-05-2013 22:15:08)

0

23

Однако, прочитать написанное генерал не смог. По той просто причине, что бумага, как и все на земле (да и под нею) - не вечна, а потому имеет дурацкую привычку превращаться в труху за жалких пару-тройку веков.
Быть может, если бы Жан попробовал прочитать написанное, не прикасаясь к листу, то у него бы что-то и вышло, но теперь проверить сей факт не представлялось возможным. А превратить кучку бумажной пыли обратно в лист, не смог бы даже Гвейн.

0

24

- Гном, - высказал Гвейн вслух то, что наверняка являлось для всех очевидным, но, дабы быть в этом уверенным полностью, добавил – Мёртвый гном…
«Как красноречиво… - подумал маг, - …предостерегает этот скелет о том, к чему ведёт бездействие и слепая надежда. А ведь это прежде всего мертвяк… Вряд ли ему хочется, чтоб его кости были предостережением. Неупокоенный, непогребённый, - отблеск серебра в свете зортарстара…  - С кольцом, которое придётся с него снять, потому что оно может оказаться чем-то большим, потому что гномы практичны. – Гвейн обвёл взглядом убежище с кроватями, стеллажом, столом и стульями. – Потому что они всегда очень практичны.»
Он медленно обошел небольшое небольшую комнатку, убежище, с вежливым интересом осматриваясь по сторонам, то и дело бросая взгляд на кого-нибудь из присутствующих. «Очень практичны» - подумал он, наблюдая за чаяниями незнакомцев найти смысл в сложившихся обстоятельствах.
«Пора брать ситуацию в руки, старина… У нас есть наглядный пример того, к чему ведёт пустое ожидание».
- Ну что ж… - начал Гвейн, чтобы обратить на себя внимание. Положив левую руку на стол, маг попытался слегка его расшатать (отчего ткань немного собралась и оголила часть закреплённого на запястье либра), убеждаясь, что стоит тот крепко и не обвалится, после Гвейн со скрежетом вытащил один из деревянных стульев и перетащил его в противоположный конец комнаты, к выходу, освобождая часть стола у средней кровати, чтобы четвёртый человек мог присесть на её край. Сам Гвейн не любил сидеть спиною к открытым дверям, поэтому, когда он вернулся и положил в центр стола своё вино и тарелку, он занял левый от входа стул, у стеллажа. – Пожалуйста, присаживайтесь…
Камень маг продолжал держать в руке, так, чтоб света хватало всем. Ожидая, пока каждый займёт своё место, Гвейн полез в футляр за запиской, которую поторопился спрятать, сбитый с толку навалившимися событиями. Раскрыв и положив её перед собой, Гвейн прочистил горло и начал:
- Ну что ж… краеугольный камень нашего здесь присутствия изложен в этой записке, поэтому давайте я прочитаю её ещё раз, для всех, если никто не против… Здравствуй добрый друг!... ГНОМЫ! - добавил от себя Гвейн, слегка качая головою… - Прошу твоего прощения, за столь внезапное вмешательство, но у меня и моих друзей практически не осталось надежды. Когда пришла Тьма, мы погрузились в сон, надеясь переждать беду, но проснувшись, обнаружили что ничего так и не изменилось. Мы не в силах самостоятельно выбраться отсюда, у нас нет еды, и мы не выдержим еще одного сна. Вчера я выпустил последние пять птиц, истратив на них остатки своей силы. Сегодня же, одна из них нашла тебя. Пришлось отправить Мыша, чтобы он принес тебе это письмо. Надеюсь, безликие его не сильно потрепали. Не спеши выходить из кельи - там есть тайник на случай осады города и если заклинание не истлело от времени, то ты можешь обзавестись некоторым снаряжением. Просто прикоснись к стене кельи в любом месте и произнеси: "Матушка скала, помоги детям своим! Именем Тефура, прошу тебя!". НУ, В ЭТОМ НАС, КАК ВИДИТЕ, НЕ ОБМАНУЛИ… - добавил он, поведя свободной рукою вокруг себя. - Когда разберешься с полученными вещами - подожди немного. Быть может птицы приведут еще одного человека - вдвоем вам будет легче. Если никого так и не будет, оставь письмо на видном месте и отправляйся в путь. В келье всего один зортарсар, светящийся камень, КОТОРЫЙ ВЫ ВСЕ МОЖЕТЕ УВИДЕТЬ В МОЕЙ РУКЕ, - Гвейн демонстративно помахал им в воздухе, - и ты можешь взять его с собой - он развеет Тьму и защитит от безликих, но унеся его с собой, ты подпишешь смертный приговор всем тем, кто придет на зов птицы после тебя. Лучше всего будет, если ты сумеешь сделать быструю вылазку и найти еще один камень - тогда, при определенной доле везения, живы останутся все. Келья Тефура - это единственное место, куда птица может привести человека. К сожалению, место нашего плена находится слишком далеко оттуда. – КАКАЯ УДАЧА. - Твоя первая задача - освободить нас, дальше, все вместе, мы попробуем выбраться отсюда. Еще раз прошу прощения, что втянул тебя в это, но у нас просто не было выбора. Остерегайся безликих: хоть они и не в состоянии противостоять свету зортарсара, но коварства и злобы им не занимать. Каждый час мы будем звонить в колокол. Иди на звук и найдешь нас. Удачи. Постскриптум. Береги Мыша.
Закончив читать, Гвейн отложил записку к центру стола, к стоящей бутылке с вином, затем медленно обвёл всех присутствующих взглядом и спросил:
- Кто-нибудь уже слышал звон колокола? Кто появился здесь первым?

+2

25

Денек стоял жаркий. Гном копошился на улице, стараясь оборудовать некое подобие кузни, около своего нового дома, близ леса Сильве.
-Чтоб он дробанулся этот Император! Что б сделать такую же мастерскую как в Альтее я буду здесь торчать до конца времен!- ворчал про себя Роргар, успевший привыкнуть к своему прошлому обиталищу и к городской жизни в целом. После бегства из Альтеи гному ужасно не хватало трактиров и шумных компании.  Эльфы, ограничившие себя лишь деловыми отношениями с коренастым жителем гор, никак не могли утолить тягу к общению у компанейского Скалогрыза. Отшельнический образ жизни тяготил гнома, и в его голову уже начали приходить мысли о жизни в резервации.
Закончив работу, полюбовавшись своей новой кузней, мерно поскрипывая шагоступами (к которым он настолько привык, что снимал только во время сна), Роргар зашел в дом. Окошко было раскрыто нараспашку, и чертежи механизмов, слетевших с потоком ветра со стола, валялись на полу в беспорядочной куче.
-Растяпа, опять забыл закрыть окно.- буркнул себе под нос Скалогрыз и принялся собирать хитроумные схемы и рисунки приспособлений. И неожиданно для себя, гном обнаружил среди бумаг и птицу.
Откуда здесь эта штуковина?-пытался припомнить Роргар, вертя поделку в руках. Мгновения спустя, все окрасилось в серый и...

...Потеряв равновесие, гном больно ударился пятой точкой о каменный пол. От удивления, Роргар даже не делал попыток вновь встать на шагоступы. Нижняя челюсть  Скалогрыза беспомощно свалилась чуть ли не до груди, приоткрыв местами выбитые зубы. Глаза рассеянно озирались кругом. Гномье сердце сразу узнало место поклонения Тефуру и вырезанное в камне лицо подгорного бога. Затем Роргар увидел компанию людей.  Все выглядели мрачно и сосредоточенно, исключением был человек сидящий за столом, и кажущийся вполне спокойным, но растрепанным и уставшим. Незнакомец за столом держал в руках  зортарсар ( в голове сразу закрутились слова легенды, неоднократно услышанные из рассказов родителей ). Не обращая внимания на лица людей, гном жадно впился глазами в бутылку, явно алкогольного содержания, однако, взяв себя в руки, убедившись, что никто не пытается причинить вред бородатому прыгуну, гном вскочил на ходули, чуть  не разбив голову о потолок. Неловко доковыляв до порога комнаты, где шло собрание, гном, подозрительно косясь на скелет в углу,неуклюже поклонился, очертя рукой в воздухе полумесяц.
-Роргар Скалогрыз, к вашим услугам. Кто-нибудь объянит что здесь происходит? - громко, почти переходя на крик ( глуховатость гнома давала о себе знать ), изрек новоприбывший. Компания, даже в таких обстоятельствах, явно  обрадовала, изголодавшегося по общению гнома, однако скелет, причем, возможно, скелет его сородича, подпортил впечатление о встрече.

Отредактировано Роргар (21-05-2013 22:26:30)

+2

26

Просьбу оборотня выполнил, как ни странно, маг. Чинно сев за стол, маг достал ту самую записку и принялся читать ее, попутно поясняя и без того очевидные вещи. С каждой строкой варг все больше и больше понимал происходящее. Однако полностью раскрыть тайну не удалось зная даже содержание письма.  Услышав последние строки, Берт взял мыша на руки. Любовь к животным прививалось ему на протяжении всей жизни: по-началу родителями, затем эльфами. К тому же крылатый зверек мог быть весьма полезным. А кто мог управиться со зверем лучше оборотня?
- Кто-нибудь уже слышал звон колокола? Кто появился здесь первым? - закончив чтение начала расспрашивать маг.
Взяв мыша на руки, и положив его на плечо (когти варга могли понадобится в любой момент, мало ли какие новости ждут его в будущем), Бертольд произнес:
-Я появился вторым. Звона я не слышал. Возможно девушка что-то может нам рассказать.- закончив фразу, варг вопросительно уставился на растерянную представительницу  женского пола.
Однако, неловкое молчание прервала вспышка.
Ну кто там еще? С такими темпами мы скорее задохнемся в этой тесной комнатушке, чем попадем в лапы безликих. - подумалось оборотню.
Повернув голову, варг поначалу ничего не обнаружил, лишь спустя секунду, опустив глаза, он увидел на полу бородатого карлика. Это было первое знакомство оборотня с подгорным народцем. Гном удивленно осматривался по сторонам, позабыв закрыть внушительных размеров  рот. Однако, придя в себя, карлик прыгнув на странные штуковины, похожие на куриные лапы, отдал низкий поклон и представился, странно косясь то на бутылку с вином, то на скелет в углу комнаты.
-Роргар Скалогрыз, к вашим услугам. Кто-нибудь объяснит что здесь происходит?
-Меня зовут Берт. Думаю ситуацию тебе лучше объяснит этот господин - указывая направлением руки в сторону мага, нарушил тишину оборотень.
Кажется я начинаю привыкать к этим вспышкам... - промелькнула мысль у парня.

Отредактировано Бертольд (21-05-2013 22:03:04)

+1

27

В комнату уже успели пройти все, кроме Ллёны. Ее бросало в дрожь при одной мысли о том, что придется переступать за порог, оскверненный мертвым телом, а потому девушка осталась в келье, оттуда наблюдая все происходящее и все так же присматриваясь к своим спутникам. Из всей разношерстной компании маг почему-то вел себя увереннее всех: обойдя комнату, он уселся за стол.
- Пожалуйста, присаживайтесь, - проговорил он, но Ллёна не шелохнулась, так и не решившись покинуть своего места у порога. «Коли не боятся рассиживать рядом с мертвецом – их воля!» От мыслей девушку отвлекла внезапная просьба оборотня. Гадалка уже открыла рот, чтобы ответить ему, но маг тем временем достал записку, принесенную Мышем, и приготовился читать ее вслух, и необходимость отвечать отпала.
«Король бубен. Девятка треф», - повторила про себя девушка. Это следовало запомнить. Вдруг придется еще ворожить на этого странного человека. Слушая еще раз то, что читала сама, Ллёна еще раз все обдумывала. На пятерых… а, возможно, и шестерых, если объявится последний, хватит ли света зортарсара? И когда они выйдут из кельи – а они выйдут, ведь нельзя же здесь века сидеть? – не окажется ли последний идущий уязвимее остальных для этих страшных безликих?..
- Кто-нибудь уже слышал звон колокола? Кто появился здесь первым? – От этих слов Ллёна вздрогнула. Так бывает, когда среди галдежа и шума вдруг слышишь свое имя. Маг, правда, не называл ее имени (да и вообще еще не знал его), однако первой все-таки появилась здесь она, Ллёна, а потому и отвечать следовало ей. Однако и в этот раз ответить она не успела. Келью озарила еще одна вспышка.
«А вот и шестой», - и Кондор обернулась.
Ее взору предстал крепкий карлик, который оглянувшись, вскочил на нечто, до странного похожее на ходули уличных циркачей. Приглядевшись, Ллёна тихо хмыкнула. «Неужели гном?» - гномов в своей жизни девушка видела гораздо меньше, чем тех же магов, а потому любопытно приглядывалась к последнему своему спутнику.
- Роргар Скалогрыз, к вашим услугам, - поклонился он, чуть не крича. Девушка слегка поморщилась, но смолчала. – Кто-нибудь объяснит, что здесь происходит?
- Меня зовут Берт, - тут же откликнулся оборотень. – Думаю, ситуацию тебе лучше объяснит этот господин. – И показал на мага. Девушка усмехнулась. Вечно теперь магу быть наставником, пока ему не надоест объяснять каждую мелочь недотепам, по капризу судьбы оказавшиеся его спутниками.
- Ну, раз уж нас больше не прибавится, - «А вот уменьшиться может запросто», - то, пожалуй, и мое имя может быть известно. Ллёна, из вольного рода Кондор. Счастливо вам пребывать под солнцем, судари, - и поклонилась – одной головой. Навряд ли кого интересовало ее имя, ну да не убудет от того. – И, да, почтенный маг, - повернулась она к человеку за столом. – Я была первой. Колокол и правда звонил, но был слишком далеко, чтобы я могла понять, где.
«Уж в этих глухих пещерах небось даже тень, и та солгать может!»

+2

28

- Если колокол звонил, значит, наши гостеприимные хозяева живы, и он зазвонит ещё раз! Ознакомьтесь, господин гном… - Гвейн пододвинул лежащий на столе лист поближе к Роргару. - …И раз его не слышно из этой чертовой комнаты, – снова обратился он к женщине и остальным, - значит, нам надо выбраться наружу! У нас мало еды и совсем нет воды. Я полагаю, что двери подаются, раз вы сумели впустить сюда это маленькое существо…
- Что ж, если добавить что-то по существу больше некому, предлагаю отпереть её и осмотреться. Но прежде, чем мы это сделаем, - у кого нибудь из вас есть оружие? Кто нибудь владеет древними знаниями? В общем, я буду признателен, если каждый из вас выложит перед собой на стол всё, что у него оказалось с собой в момент неожиданной телепортации, от чего может быть хоть какая-то польза.

+1

29

Не расслышав слов человека за столом, однако поняв его жест, гном принялся читать послание, вероятно отправленное его сородичами.Нахмурив густые брови и беззвучно двигая губами, Роргар сидел так еще с пол минуты, прочитав послание, гном явно обрадовался. Роргар так давно не видел своих сородичей, что одна мысль о том, что после всего этого они смогут выпить по кружке самогона и пообщаться на темы, интересные только гномам, придала сил и уверенности в себе.
-Будто очутился посреди старой легенды...Авось и меня будут помнить, как жителей Зортара. - мелькнуло в голове у Скалогрыза.
Затем, каким-то чудом, услышав фразу растрепанного мужичка, не особо громко разговаривавшего для гномьего слуха, Роргар молча кинул на стол свой то ли молоток, то ли клевец, которым он еще недавно оборудовал новую кузню и мешочек с гайками шурупами и заклепками "Ну мало ли что..." - подумал гном.
Затем, нетерпеливо ворча что-то себе под нос, Роргар подошел к стеллажу, для более тщательного осмотра вещей, которые оставили его подгорные братья.

Отредактировано Роргар (22-05-2013 19:22:53)

0

30

Тот, кто сидел за столом, явно взял лидерство их группой под свой контроль. Впрочем, Бертольда это мало беспокоило. В варге было много амбиций, однако лидерских качеств не проявлял, во всяком случае пока. Услышав просьбу мага выложить все оружие на стол, оборотень с глупым видом вытянул нож, который он использовал для срезания растений, аккуратно положил его на стол, затем отвязал от пояса сумку с растениями
-От них, без необходимого оборудования, толку мало. Разве что обеззаразить и слегка обезболить рану - пояснил Берт.
Задумавшись на несколько секунд, молодой волк на мгновение зажмурил глаза, и в тот же миг вместо человеческих ногтей, в стол впились  пятисантиметровые волчьи когти. Не смотря на все происходящее Берт казался спокойным.
-Вот мое основное оружие. Надеюсь, сейчас мы забудем о легендах про злых оборотней. Даю слово, что нападать первым не стану.

Отредактировано Бертольд (22-05-2013 19:26:18)

+1


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Заброшенные эпизоды » "Неожиданное путешествие" или "Помощь по принуждению"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC