http://forumfiles.ru/files/000d/29/56/61720.css
http://forumfiles.ru/files/000d/29/56/54848.css

ФРПГ "Трион"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Сюжетные эпизоды » 2 Сапфирового месяца 991-го года. "Сапфировый месяц"


2 Сапфирового месяца 991-го года. "Сапфировый месяц"

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Дата эпизода: 2 Сапфирового месяца, 991 год
Местонахождение: суверенное княжество Вольная Катория и подгорное царство Северинг.
Участники: Гвиденьяр эль-Вайрфаллаа, Дьёрен эль-Бриен
Краткое описание: Сапфирового месяца 991-й зимы в северных широтах Триона можно было наблюдать удивительное атмосферное явление - голубую луну. Второе полнолуние в месяце стало набегать, как и каждые два с половиной года, а пепел, выброшенный в небеса сильным извержением одного из вулканов на Кхаспидхольме, окрасил и её, и северное солнце в голубоватый оттенок. Многие старики по всему северу говорили в тот год, что такое событие может говорить лишь об одном: в Сапфировый месяц голубой луны возможно то, чему, казалось, не дано случиться...
* * *
- Ах, чтоб тебя! - Ормульв поскользнулся на заметённом снегом склоне. Четверо гномов - он сам, провожатый и два охранника, - спускались от врат Северинга по Меновому тракту вниз к аванпостам Вольной Катории. Снег в Северинге, как и всегда, шёл в поседние дни хорошо, но сильные порывы ветра сносили его со склонов и обледенелой дороги, чем осложняли попытки сохранять устойчивость.
- Локи! Точно нет другого пути? - обратился гонец к провожатому.
- Шутить изволите, господин Гриммульвссон? - ответствовал Локи, молодой гном, приставленный к охране врат в должности провожатого: гномы редко выбирались на поверхность и, чтобы не заплутать, купцы и гонцы отправлялись в Каторию под водительством охраны и гномов-разведчиков поверхности - провожатых.
- Меновой тракт - известное дело, самая короткая дорога к Катории, - Локи утёрся и продолжил довольно уверенно спускаться по тракту, опираясь на клевец, служивший ему альпенштоком.
Ормульв же, как и всякий гном, не любил поверхность, выбирался сюда совсем не часто да и в этот раз предпочёл бы не выбираться. Но, как никак, поручение цехового мастера и - одновременно, - главы клана. А слушок такой, что интерес-то одними аппетитами литейщиков не ограничивается и идёт от самого подгорного престола... В общем, надо - значит, надо. В конце-концов - первый раз разве в кнехетскую контору обращаться? Сам Ормульв уже не раз только за этим ходил в Каторию.
Тёмные чертоги предков, пещеры и штольни Северинга, подземные руины твердынь предков вовсе не пустовали ни до Эпохи Пяти Твердынь, ни после, и далеко не все оказались по зубам детям Тефура. А хаспиды, хоть и чужаки, хорошие специалисты в своём деле.
- Ничего-ничего, господин Гриммульвссон, - подбодрил гонца Локи. - Меньше часа до каторянского аванпоста идти, а дальше дорога добрая, леском. Там уж не подскользнётесь...
* * *

+1

2

Погода стояла скверная, но вполне обычная для этого времени года. Неестественно голубые облака застилали небо непроницаемой для солнца пеленой. Крупные часто падающие, подгоняемые ветром снежинки так и норовили попасть в лицо, обжигая кожу. Холодный ветер дул откуда-то с северо-запада, завывая между невысокими домишками. Узенькие улочки жилого квартала Вольной Катории были сильно занесены снегом, который скрывал под собой тоненькую ледяную корочку, грозящую неосторожному пешеходу неприятными последствиями. Жители города, давно привыкшие к подобным погодным явлениям, спешили каждый по своим делам, торопясь как можно быстрее преодолеть "леденящий душу" промежуток открытого пространства от одного здания к другому. Дьёрен неторопливой походкой направлялся в контору кнехетской хоругви, лелея слабую надежду на то, что ему выпадет счастье занять себя хотя бы самым простым и дешёвым контрактом, только бы не торчать всё время в том захудалом подобии таверны, в котором ему пришлось остановиться, за отсутствием средств на более приличное заведение. Кнехта беспокоило не ужасное состояние, в котором находилось здание или отвратительная еда, а публика. Ближе к вечеру в кабаке собирались те, чей кошель не позволял посещать более приличные злачные места: ремесленники, чей труд по различным причинам не приносил достаточно дохода, матросы и портовые рабочие, на всю зиму оставшиеся без работы, ввиду крепко сковавшего воду льда, который не давал возможности ни одному кораблю ни зайти в порт, ни выйти в море, о профессии остальных Фет мог только догадываться. У этих людей при себе всегда имелось оружие, большую часть выпивки заказывали именно они, лишь моряки не отставали от них по количеству выпитого. После того, как весьма непристойное количество кружек с дешёвым пивом или ромом было опорожнено, начиналось то, что случается приблизительно раз в неделю, а то и чаще. И моряки и обладатели холодного оружия начинали задирать остальных посетителей забегаловки, а так как никто не обращал на них внимания, то представители этих двух групп начинали мериться сперва языками, а затем и силами друг с другом, правда, на сколько помнил молодой кнехт, до вооружённых столкновений не доходило. Ужинал он в своей комнате, а ближе к вечеру лишний раз старался вообще не выходить из неё. Дьёрен не испытывал страха, но совершенно не переносил подобного рода личностей и конфликты, которые как правило возникали при общении с ними.
- И как это меня угораздило застрять здесь на всю зиму. - мысленно клял себя молодой хаспид. Всё же настроение его поднималось, когда он покидал место своего временного пребывания и отправлялся бродить по заметённым снегом улочкам. И этот раз не был исключением, отсутствие солнечных лучей ничуть не смущало кнехта, а холод не доставлял ему особого беспокойства как и всем его родичам.

+1

3

"...Сколько прошло с того лета? Год? Два? Вечность? Не имеет смысла..."
Молодой кнехт стоял у серебрянного отполированного зеркала в прохладном предбаннике. Вольнокаторская контора имела свою собственную баню - в условиях крайнего севера особенность почти жизненно необходимая. А сегодня был почти праздник, потому что затопили не только печь в бане, но и очаг в самой конторе и жилых помещениях, где снова можно было по-человечески жить. А не топилась контора до того по глупой и недопустимой для пивыкшего к дисциплине десятника кнехетской хоругви и забавной и достойной прославления за каждой кружкой пива в течение ещё, по меньшей мере, полугода для обычного человека причине: не далее, как две недели тому назад развод охраны на одной из городских башен перепился. Что они отмечали - то ли канун праздника солнцеворота, то ли чьи-то именины, то ли просто леший дёрнул их на пьянство - хотя какой леший, здесь скорее уж чёрт морской или кобольд подгорный, - неизвестно. Да и неважно. А важно то, что по пьяни один из их братии, в прошлом пират Пепельных островов, решил припомнить молодость. А был он в молодости, курва его мать, избави Гхарротей, канонёром. Ну и решил показать своим дружкам своё мастерство: де собьёт любую указанную печную трубу.
"Мало что имеет смысл, кроме Грани Небесной с тех пор..."
По удивительнейшей случайности этой трубой оказалась труба кнехетской конторы. По той же удивительнейшей случайности - а не исключено, и закономерности, - хватка у морского волка сохранилась. А вот градоуправителю Яну пришлось после лично приносить извинения есаулу, в счёт городской казны нанимать печника и кровельщика, покупать материалы и - что уже точно закономерно, - вешать старого канонёра-пропойцу и сечь кнутом его собутыльников на площади, отчего скончались из них ещё двое.
"Если бы не ты, Триединый властитель душ наших, не знал бы я покоя, не знал бы я жизни, прах к праху лежал бы с ними на полях родного острова и с моего костра пепел..."
Теперь же, когда виновные были наказаны по местным суровым законам, а кровля и дымоход конторы восстановлены, помаленьку восстанавливалось и привычное течение жизни в пристанище хаспидов-гадоборцев в этой суровой земле. И первое, что сделал Гвиденьяр Альг эль-Вайрфалаа, вернувшись из комнатушки одной из местных корчм, так это сменил одежду, омылся и пропарился в бане и теперь брился у серебряного зеркала, размышляя о жизни. А с тех пор, как эпидемия на Кхаспидхольме унесла жизни его жены и сына, мысли молодого десятника зачастую витали в одном и том же облаке.
"Ты не дал. Ты вразумел, о, Отец Небесный, Творец живого, Заступник сущего. Благодарю тебя и тебе возношу хвалу."
Одевшись и войдя в общее помещение, именуемое местными кнехтами-старожилами не иначе, как "Чертогом Севера", он присоединился к компании двух своих знакомых - Зурена и Тьёлвена, - за партией в хнефатаффл. Тут же открылась дверь, и в контору вошёл ещё один земляк - Дьёрен из рода эль-Бриен, младший сын старого кнехта Дьеньяра. Дьёрен и Альг были погодками и потому часто виделись в палатах Кревхольма в годы обучения, но компании, в которых они обращались, были разными, а потому особо тесно они не общались, да и общих заказов им не доводилось выполнять. Как выяснилось впоследствии - до этой зимы.
Зимовать в Катории, обычно, дело неблагодарное. Вьюга, снег, холод, не в пример родным островам, не редкие потасовки на улицах среди буйной части местного люда и, до весны, почти полное отсутствие каких-либо заказов: морское сообщение с материком в зимние месяцы не велось, в местных лесах по снегу особо никто ничего не искал, торговый тракт до Северинга был один единственный и хорошо охраняемый, а вся более-менее смышлёная нечисть пряталась по своим пещерам и берлогам и впадала в спячку, а на местных йотунов-троллей гномы почти всегда охотились сами. Лишь ближе к весне голод выгонял чуд на происки. Но сейчас, первого месяца, этого ждать не приходилось. Но не по своей воле Моржова Кожа выбрал зимовку здесь, в Катории, а по прямому приказу Родрого Отца. Мудрому старейшине, говорящему с самим Гхарротеем, пришло видение, что старая легенда, почти детская сказка, рассказываемая бабками детишкам в Змиевой Тверди, под светом голубой луны наконец воплотится. И Гвиденьяр, получив приказ, не раздумывая, с первым же кораблём отправился в Каторию.
Между тем, приход Дьёрена заставил десятника обратить внимание ещё на одного субъекта в комнате. Возле бюро у входа, где принимались, выдавались и сдавались заказы стоял гном, о чём-то беседовавший вполголоса с есаулом Хареном.
- О чём толкуют?* - спросил Гвиденьяр у одноглазого Тьёлвена, качнув головой в сторону бюро.
- Кто? А, эти... Бес их знает. Заказчик пришёл от подгорных. Глядишь, работёнка под новый год появится, - пояснил Тьёлвен, подъедая своими двумя ещё одну пешку у Зурена. - С лёгким паром, кстати.*
- Благодарствую,* - ответил Гвиденьяр и прислушался  к разговору у бюро.

*- говорят на наречии дракенфьенг.

+1

4

- Десянч кхнехтув? - переспросил есаул Харен, вольнокаторский конторщик, задумчиво хмурясь и поглаживая длинные усы.
- Именно, - на чистом имперском ответил ему Ормульв Гриммульвссон.
- Не можно десянч, посол-азор. Сейчас зима - в Кхатории только те, когхо она здесь льдами замкнула.
- И скольких можете дать?
- Молодняк не пошлю, - сразу отгородил хаспид, как бы размышляя. - Даже за таки суммы. Сам теж не могху - за кхонторой гхлядеть потшебно... Тогхо - восемь, самое больше. Восемь кхнехтув.
- Шайсс!...* Ладно. Восемь - так восемь.
- Цена - как условились? - снова поинтересовался Харен.
- Да. По десять империалов и восемь карат рубинов каждому задатка по договору, ещё десять империалов и пятнадцать карат - по завершении договора, и по империалу в день за каждый день экспедиции, включая возвращение к безопасным штольням. Плюс, - Ормульв вытащил из огромной поясной ташки небольшой чёрной кожи мешочек на завязках, - вот это задаток вашей конторе.
Харен принял мешочек от гному и развязал. На руку ему высыпались несколько блестящих камушков.
- Чтоб меня... Ормульв - алмазы?
- Именно. Ещё раз повторюсь - это очень важный для нашего цеха заказ, а сама экспедиция являет собой важность для всей державы. Сам понимаешь - Йорнинг, погребённый город...
- Да уж, да уж... - есаул ссыпал блестящие слёзы камушков обратно в мешочек.
"Какого лютого дьявола бородачи оставили под своей огненной горой? В одном этом мешочке денег хватит снарядить пять драккаров!"...

* * *

- ...В охранение экспедиции пойдут восемь человек. Начальником ставлю десятника эль-Вайрфаллаа, как старшего по званию.**
Сидевшие минуту назад в Чертоге Севера кнехты стояли смирно, слушая условия нового заказа. Ормульв Гриммульвссон, представитель заказчика, стоял рядом, не понимая ни слова, так как не знал кхаспидского наречия.
- Под его командование пойдут семеро: Яскреяр, Зурен, Тьёлвен, Дьёрен, Харпеньяр, Хаген и Мьёлиньяр. На сборы вам даётся два часа, Гриммульвссон-азор подождёт вас здесь. Могу сказать разве что, что заказ обязан быть непростым - цену вы слышали. Проверьте доспехи, вооружение, зайдите в конторную оружейку к алхимику. Зажигалки с собой брать обязательно, я уже рапорядился, чтобы каждому было выдано по три зажигательных, две ядовитых и три вспышки. Всё ясно?**
- Ясно, есаул-азор!** - грянули хором восемь кнехтов.
- Тогда не теряйте времени. За сборы.**
Кнехты быстро, но без лишней поспешности разошлись по комнатам.
- Думаю, Ормульв-азор не откхажется от партии в хнефатаффл и тёплого эля? - обратился есаул уже к послу.
- Верно, не откажусь! - усмехнулся гном, глядя, как молодой пахолик уже выбегает в ближайшую таверну за напитком.

*- azyn. "проклятье"
** - говорят на наречии дракенфьенг.

+1

5

Дорога оказалась лёгкой и быстрой, при поднявшемся настроении ноги, казалось, сами несли куда нужно. Взгляд Дьёрена по больше части был устремлён под ноги, а сам Фет погрузился в размышления.
- Когда же, наконец, мастеровые закончат с дымоходом и можно будет забыть о всех трудностях и поселиться в здании конторы ? - молодой кнехт последний раз посещал его на прошлой неделе. До этого он делал это чаще, но сообразив, что дело не быстрое, решил поберечь ноги и время, хотя полезного занятия всё равно не находилось. В этот раз Дьёрен, как всегда, захватил свои скромные пожитки, а хозяину того "клоповника", в котором ему не повезло остановиться, заплатил лишь за сегодняшний день и предупредил, чтобы комнату занимали, только если сам кнехт не объявиться до следующего дня.
- Слава тебе, Триединый Отче - произнёс хаспид, выйдя на одну из главных улиц, он увидел вдалеке столб дыма, тянущийся из трубы здания конторы. Уж чего-чего, а этого он точно не ожидал. Наконец-то его мучения кончатся, и он сможет поесть приличной еды, насладиться более пристойным обществом, а самое главное, как следует отпариться в бане. В этой процедуре он отчаянно нуждался уже несколько недель.
Войдя в общий зал конторы, Дьёрен до конца убедился в целости отопительной системы здания, обратив внимание на тот факт, что с его последнего визита народу в "Чертоге Севера" значительно прибавилось. Первым, с кем Фет встретился взглядом был кнехт по имени Гвиденьяр из рода эль-Вайрфаллаа по прозвищу "Моржовая кожа". На сколько помнил Дьёрен - своё прозвище этот гадоборец получил за невероятно спокойный, даже по меркам дракенфьенгов, характер. Разозлить его можно было, лишь оскорбив честь рода, в остальном же, добиться хотя бы малейшего проявления эмоций от азора Гвиденьяра, состоящего на сегодняшний день, если Фету не изменяла память, в звании десятника, возможности не представлялось. К тому же, хотя это и не являлось большой редкостью, но всё же "Моржовая кожа" среди прочих представителей кнехетской хоругви слыл хаспидом очень набожным. Всеми этими качествами молодого десятника Дьёрен восхищался и, по возможности, старался перенять, хотя общаться, по разным причинам, им удавалось редко. Встретившись глазами с Гведеньяром, Фет едва заметно улыбнулся и кивнул. В, казалось бы, беспристрастном взгляде молодого десятника читалось глубокое чувство утраты, немного притуплённое временем, но ещё довольно сильное, чтобы давать о себе знать. О страшной оспе, поразившей сердце Кхаспидхольма в прошлом году забудут ещё не скоро. Недуг унёс жизни многих, в том числе сына и жены азора десятника. Его же самого долгое время никто не видел, одни поговаривали, что Гвиденьяр отправился на охоту, которая стала для него последней, другие, что он до сих пор не вернулся из молелен дальнего шхера, на который удалился сразу после погребения родственников. Дьёрен вообще не любил слухи, считая их бесполезным сотрясанием воздуха, а отсутствие, по его мнению, правдивой информации не давало ему возможности прийти к каким-либо выводам. К счастью, семья Фета оказалась за пределами распространения инфекции, поэтому никто из его родственников не пострадал. Сам же он находился в это время на Немоне, занятый поиском вампира, убийство которого было необходимым этапом второй ступени посвящения. Поэтому узнал Дьёрен о страшном горе, подкосившем многих его соотечественников, лишь когда вернулся из дальнего плавания.
Внимательно оглядев зал, кнехт больше не заметил ни одного знакомого лица, но всё же в общем зале нашлось ещё кое-что, на чём остановился взгляд молодого хаспида. Возле бюро стоял гном, негромко обсуждающий что-то важное с есаулом.
- Неужели и заняться скоро будет чем! - не веря своим глазам, Дьёрен тихонько присвистнул. Ведь контракт исходил не от невесть кого, а от самих детей Тефура, работа хоть и не простая, но всегда хорошо оплачиваемая. Все ещё не до конца доверяя своим глазам, Дьёрен решил не терять времени даром и как можно быстрее занять койку, привести себя в порядок и как следует перекусить, поэтому, не забыв поблагодарить создателя, собрался уже было отправиться в жилую часть здания, как услышал слова есаула:
- Дьёрен, не торопись. - взгляд Харена был серьёзным и требовательным. Но Фету дважды повторять не пришлось, он быстро присоединился к остальным семи гадоборцам, отобранным лично есаулом, и внимательно выслушал все его наставления, а затем с удвоенной скоростью принялся исполнять поручения старшего по званию, не забывая о собственных недавно запланированных мероприятиях.

Отредактировано Дьёрен (12-08-2013 00:09:59)

0

6

"Вот что имел ввиду Родрый Отче" - размышлял Альг. - "Теперь становится яснее. Надо будет пораспросить Ормульва-азора на пути к Меновому тракту".
После того, как есаул отдал приказ в двухчасовую готовность, десятник поднялся к себе в комнату. Грива была ещё сырая, но если собраться и подождать отправки у очага в "Чертоге", то должны высохнуть. Альг открыл рундук и принялся за сборы. Поверх двух шерстяных рубах надел стёганую кожанку, затем снял с крестовины добрую кольчугу, только вчера чищеную. Затем позвал одного из пахоликов, зимовавших в Катории - Керена, - и тот помог ему надеть бехтерец. Подпоясался ремешком, натянул перчатки, опять же с помощью Керена надел наручи и поножи. Надев куртку из моржовой кожи, отпустил Керена, подпоясался кушаком, надел перевязь. Собрал сагайдак, сходил к кастелляну - взял зажигалки и так не любимую плечевую суму: она стесняла движения, но делать нечего, в пещерах на конях не поездишь. В суму уложил сухой паёк на трое суток, зажигалки, растасовал склянки и сухотравье. Затем снял со стены и привесил к перевязи родовой клыч эль-Вайрфаллаа, паховую ташку, флягу и кама, вставил в петлю надзяк. Набросил на плечи бурку, подхватил сагайдак и сумку и спустился в общую залу. Зурен и Яскреяр "Ташка" уже были внизу.

Отредактировано Гвиденьяр (18-08-2013 01:33:14)

+1

7

Дьёрен, сложив ноги в позе лотоса, сидел на небольшом коврике перед камином, разглядывая потрескивающее пламя. Ножны с мечами и камой лежали рядом, а чуть подальше от огня - походная сума, до отказа набитая всевозможными колбами, съестными припасами и прочими необходимыми принадлежностями. Атмосфера в "Чертоге Севера" стояла не столько напряжённая, сколько, скорее, сосредоточенная. Несколько кнехтов, включая самого Фета, уже завершили все приготовления и дожидались времени отправления, в то время как остальные ещё занимались - каждый своим делом. Молодой хаспид воздал молитвы творцу, дабы тот помог ему не допустить ошибок при сборах и охранил в предстоящем путешествии, после же Дьёрен в очередной раз мысленно перебрал свои последние действия от начала и до конца. Внимательно выслушав есаула и стараясь ничего не забыть, Фет занял одну из коек в жилом помещении, оставив на ней все свои пожитки. После ему наконец-то выпала возможность как следует попариться в бане. Затем кнехт оделся в чистую одежду, побрил подбородок, успевший обрасти густой чёрной бородой, и верхнюю часть головы, оставив лишь толстую короткую полоску жёстких чёрных волос и возблагодарив Триединого за предоставленную ему возможность - привести своё тело в порядок. Внимательно осмотрев своё снаряжение, Дьёрен наточил мечи, кама же в этом не нуждалась, так как ей молодой хаспид пользовался значительно реже. Кольчуга и кожаный доспех находились в полном порядке, ввиду того, что нужда в них отсутствовала уже более месяца. Опорожнив походную суму, Фет решил, что было бы не лишним пополнить запасы продовольствия и наполнить водой давно опустевшую флягу, но главное - ему, как и остальным кнехтам, было необходимо посетить алхимика, чем молодой хаспид и занялся в ближайшее время.  Получив весьма приличное количество всевозможных колбочек с различными смесями и зельями из конторского зельехранилища, молодой хаспид посетил кухню, где пополнил свои запасы продовольствия и не пренебрёг возможностью испробовать рисовой молочной каши, приличной порции жареной свинины и кружки кваса. После, почувствовав прилив сил, как правило, наступающий после плотной трапезы, Фет снова поднялся в жилые помещения. Войдя в свою комнату, молодой кнехт принялся облачаться в походную одежду и доспехи. Поверх льняной рубахи Дьёрен надел стёганку, изнутри подшитую шерстью, на которую натянул кольчугу, под льняные штаны поддел две пары шерстяных шоссов, натянул валенки, на них шерстяные сапоги, пониже колен. Для того, чтобы надеть панцирь и наплечники пришлось попросить помощи у одного из незанятых пахоликов. Затянул ремни кожаных нарукавников, объединённых с полурукавицами. Натянул на ладони кожаные перчатки, на голову надел медвежий малахай. Когда сборы были окончены, Дьёрен спустился в общий зал и уселся на ковёр перед костром, чтобы немного успокоить тело и дух перед предстоящим походом. В очередной раз мысленно перебрав все свои приготовления, Фет удовлетворительно кивнул:
- Вроде бы всё.

Отредактировано Дьёрен (19-08-2013 21:24:34)

0

8

Кхаспидский есаул был отличным игроком в хнефатафл, что в очередной раз им было доказано. Но эль был выпит, игра закончилась, сборы - тоже. Ормульв Гриммульвссон поднялся и оглядел стоявших перед ним кхаспидов. Смуглые, укрытые бурками они стояли в полной боевой готовности. Пусть не десять, а только восемь, но они были профессионалами своего дела и стоили каждого уплаченного за них карата. Ормульв знал это.
- Замечательно, - покивал он, оглядывая воинов. - Что ж. Не будем задерживаться, скоро стемнеет, а нужно ещё успеть добраться до Врат Северинга. Детали контракта узнаете на месте, там же у вас будет и время на подготовку. Уже все собрались?
Гадоборцы даже не ответили - просто кивнули.
- Тогда, благодарю за гостеприимство, господин есаул, - Ормульв пожал руку Харену. - Выдвигаемся!
- Сяда на дрожкху, - все сняли головные уборы и на минуту молча присели в "Чертоге Севера".
- Powiedzenia, hlopcy. Da bude z vami Rodryi Khaspid*, - есаул проводил каждого из отправлявшихся на контракт соплеменников, обнимая на выходе и благословляя, как отец отправляет в поход своих сыновей. Он и был для каждого из них названным отцом, как и они были его детьми.
Харен несколько мгновений смотрел вслед уходящим по улице в сторону Менового Тракта и закрыл тяжёлую дверь конторы.

*- "Удачи, хлопцы. Да пребудет с вами Родрый Змей" (drak.)

+1

9

Группа из восьми гадоборцев, возглавляемая гномом-гонцом со времени отправления успела преодолеть больше половины пути, давно оставив позади Меновые ворота и Тёмный форпост. Двигались путники довольно быстро, Дьёрен успел пожалеть о том, что напялил на себя так много тёплой одежды, потому как ветер стих, тучи рассеялись, и вся нижняя одежда уже успела пропитаться потом. Но всё же нужно отдать должное Ормульву Гриммульвссону. Гном относился к своим обязанностям с должной серьёзностью: едва отряд покинул своё временное пристанище, гонец задал группе такой темп, что оставалось только восхищаться тем, как один из детей Тефура, не отличающихся, как правило, ни длиной ног, ни особой выносливостью, способен выдерживать такую нагрузку. Тем не менее, гному приходилось трудно, он то и дело пыхтел и кряхтел, а взгляд его был серьёзен и задумчив.
Дьёрен, владея довольно скудной информацией относительно предстоящего похода, просто "горел" желанием узнать хоть какие-то подробности, но, справедливо рассудив, что азора Ормульва сейчас лучше не беспокоить, молодой хаспид решил подождать более удачного момента. Остальные же члены отряда, казалось, и вовсе не испытывали никаких неудобств. Сразу за гномом следовал, возглавляющий отряд десятник Гведеньяр эль-Вайрфаллаа, назначенный на эту должность есаулом Хареном, как старший по званию. За ним двигались двое хаспидов, чьих имён Фет не знал, хотя если задуматься, то кроме азора десятника Дьёрен не был знаком ни с одним из своих спутников, что его совершенно не радовало. В ближайшее время молодой кнехт собирался разобраться с этим глупым недоразумением. Сколько Фет себя помнил, он не особенно жаловал чужое общество, но раз уж ему предстояло отправиться на задание не одному, придётся получше узнать своих товарищей по оружию. Дьёрен всегда считал, что во время боя полагаться можно только на себя, но если довериться кому-то ещё, то в трудную минуту это доверие может стоить кому-либо жизни - спасённой или утраченной. Но больше всего молодой кнехт боялся довериться кому-либо только потому, что сам мог не оправдать возложенных на него ожиданий и по его вине могли погибнуть другие, поэтому и выполнением контрактов, по большей части, Дьёрен занимался самостоятельно. Так же он был очень рад тому, что хотя это было не возможно, ему не пришлось возглавлять отряд. И дело здесь было даже не в полном отсутствии опыта, а опять же в ответственности за чужие жизни, которая тяжким грузом ложилась на плечи тех, кто командовал хотя бы не большим количеством людей. Сейчас Фет мысленно благодарил Триединого за то, что эта участь выпала не ему и в то же время просил Создателя о том, чтобы тот помог азору Гведеньяру справиться с этой сложной задачей. Из тяжёлых размышлений кнехта вывел небольшой камешек, неудачно подвернувшийся под правую ногу на скользком участке дороги. Фет, изо всех сил стараясь сохранить равновесие, поставил левую ногу назад, перенося на неё весь вес, и инстинктивно взмахнул руками, чудом удержавшись на ногах.
- Эй, хлопец, крепче на ногах держись! - чей-то доброжелательный низкий голос раздался откуда-то сзади.
- Постараюсь, батенька. - Дьёрен обернулся, встретившись взглядом с крепким хаспидом среднего роста. Взгляд его выражал полное отсутствие враждебности и многолетний опыт. Кустистые брови увенчивали собой лишь один глаз ярко-голубого цвета, второй скорее всего отсутствовал, так как глазницу скрывала повязка из тёмной ткани. Из-под малахая свисала длинная, до пояса, коса каштановых волос с редкими седыми прожилками. Сильно впалые ноздри время от времени выпускали мелкие облачка пара. Тонкие губы, как и всю нижнюю часть лица полностью покрывала короткая борода того же цвета, что и волосы. За спиной висел сагайдак с коротким наборным луком трилонской работы, на поясе в кожаных ножнах покоился харалужный клыч.
- Тебя как звать-то хлопчик? - поинтересовался кнехт.
- Дьёрен из рода эль-Бриен. - Фет был рад тому, что удалось завязать разговор хотя бы с одним из своих спутников.
- А меня Тьёлвеном кличут, из рода эль-Каэренфьенг - хаспид улыбнулся - смотрю, у нас тут одни внуки, да правнуки известных героев собрались.
- Хм..., может оно и к лучшему, контракт похоже серьёзный, раз плата столь велика.
- Похоже на то - Тьёлвен слегка поморщился - не нравится мне это: спускаться в самую бездну, которая так и кишит всякой нечистью, да ещё и неизвестно зачем.
- Да, похоже нелегко нам придётся. - согласился Фет.
- Ладно, Дьёрен, в Северинге время поговорить будет, сейчас не будем отряд задерживать - кнехт заговорщицки подмигнул - гном бедный, вон смотри как пыжится, того и гляди лопнет от натуги.
- Всё может быть. - улыбнулся Фет. Оставшуюся часть пути он провёл в одиноком молчании, погружённый в свои мысли.

Отредактировано Дьёрен (25-08-2013 00:45:40)

+1

10

- А что ж до заказа, Гриммульвссон-азор? - спросил десятник.
- Не волнуйтесь, господин десятник, - отвечал гном. - Как только доберёмся до цеховых палат, вы получите все необходимые наставления и информацию. Главное, чтобы ваши ребята не сплоховали.
Отряд наёмных гадоборцев поднимался к Меновому тракту, ведомый нанимателем - гномом Гриммульвссоном. Не считая гнома их было восемь. Альг обернулся на вверенный ему состав: всех их он знал, с некоторыми уже работал.
Вот идут бок о бок Зурен, за глаза называемый "Весняком", и Тьёлвен эль-Каэрфьенг, прозванный за не по годам большую мудрость "Дид". Несмотря на разницу в возрасте, - Зурен погодок Альга, а вот "Диду" уже за тридцать, - они всегда держаться друг с другом, когда судьба сводит их в одном месте, всегда у них находятся и темы для беседы, и общее занятие. Оба они носят отметины боевой славы: Зурен - шрам через всё лицо, а Тьёлвен - повязку на пустой глазнице. Но в своей среде это им не мешает - шрамы никогда не были чем-то необычным в общине Хаспидхольма. Три года тому назад, на том заказе, где Зурен получил свой шрам, Альг был с ним и после боя с жрецами Кваруса вытаскивал его на себе, ничего не видящего от собственной крови и едва державшегося от того, чтоб провалиться в забытьё. Разведка допустила оплошность, и в ложе оказалось гораздо больше последователей кровавого бога, чем ожидалось. Но молодые кнехты не развернулись и исполнили свой долг.
Позади них шагают самые молодые - Дьёрен эль-Бриен и Яскреяр "Ташка". Если Дьёрен успел уже год с кама потоптать Трион, то "Ташка" ещё только четые месяца как убил своего первого кровопийцу.
Замыкали колонну Хаген и Мьёлиньяр, оба полукровки. Явление, на самом деле, довольно редкое на архипелаге. Хаген, сын кнехта и имперской магички, был темноволос и, соответственно, по обычаю хаспидов - клеймлён руной огня на обе щеки. Второй же, Мьёлиньяр эль-Кроменьхалла, по прозвищу "Вайгач", что значит "Лихой", словно в противовес идушему рядом товарищу, носил волосы абсолютно белые. Тому причиной была кровь его матери - тёмной эльфийки. Но был он известен не только своим внешним видом.
Мьёлиньяр с детства отличался буйным для кхаспида нравом. Когда же ему пришла пора омыть кама, он отправился искать вампира не куда-нибудь, а в Наррону, смог незамеченным пробраться в резиденцию одного из местных баронов и убить кровососа. А после - перерезать и всю его семью. Дид-азор был с ним, когда тот пересёк границу: он как раз преследовал у границ Довеллы обращённого вампира, и Мьёлиньяр отправился с ним. Цель пересекла границу и Тьёлвен рассудил, что нарываться на неприятности на территории врага опасно, поскольку это может вызвать и политический конфликт. Но молодой пахолик ослушался старшего кнехта и убежал. А после, к великому удивлению Родрого Собора, вернулся живым и с целой горстью клыков. До сих пор никто не знает, как Мьёлиньяру это удалось, но факт остаётся фактом.
А впереди, рядом с Альгом и Ормульвом, шёл восьмой дракенфьенг - палач Харпеньяр. Он шёл, опираясь на верную совню, как на посох, закутанный в алую схиму палача с капюшоном и чёрным, расшитым золотом, серебром и рдяным орарем через левое плечо и буркой на плечах. Уже семь лет он был палачом палаты Воли, и пять лет, как носил орарь, омыв кама. Более прочих он постиг схолу Нетопыря: словно летучая мышь в ночи, он мог с завязанными глазами и залепленными воском ушами прощупывать пространство вокруг себя, чуствовать объекты, преграды, пустоты, магию и живых существ. За эту способность его так и прозвали, "Нетопырь", и всегда ценили.
С такими братцами не пропадём, - подумалось десятнику.

0

11

Наконец, а очередным скальным утёсом показалась цель их пути. Высеченная в теле горы огромная арка Меновых Врат - Verkaufe-Brammen*. Украшенные рунической артефакторной резьбой, покрытые алхимическими красками и сплавами, цельнокаменные ворота в семь саженей высотой и десять шириной, являли собой аванпост величия подземного царства. По обе стороны от Феркауфе-Браммен, в той же горе были высечены два Привратника: огромные бастионы, выдающиеся из скалы на пять саженей дальше ворот и возвышающиеся над ними. Это были две статуи в виде гномов в древнем боевом облачении, заткнувших заплетённые в пять кос бороды за пояса и сложивших облачённые в рукавицы руки на боевые топоры крест на крест, опершись на них, словно землекоп на лопату. Их броня, бороды и оружие, как и врата были испещрены рунами, узлами сплавов и красками. Верхняя точка арки доходила Привратникам до пояса. В их шлемах, латах и поясе были проделаны бойницы, и даже сейчас за пришельцами через них следила постоянная стража Северинга, держа наготове и кулеврины, и самострелы.
Перед Меновыми Воротами была небольшая площадка, огороженная цельноскальной высеченной стеной. Ровно напротив ворот в стене находился барбакан в виде головы йотуна, с воротами и стальной решёткой. Через бивни йотуна была продета цепь подъёмного моста через пропасть, отделявшую весь высеченный в горе Феркауфебрамменбад аванпост гномов от широкого утёса, на который вышли кнехты, ведомые Ормульвом Гриммульвссоном и Локи, гномом-провожатым. В меновые дни, дважды в неделю, на этом утёсе проходила торговля.
- Меновые Врата Северинга, уважаемые дракенфьенги! - объявил Локи. - Добро пожаловать!

* * *

- ...Такого не бывало уже семьсот лет! - говорил Инегельд Лейдольфснев. - Мы сами гадаем, почему, но не находим ответа на вопрос, куда подевались эти твари.
Инегельд Лейдольфснев по прозвищу "Барма" из клана Гиссерай-Ролльштелле. Глава цеха и клана Литейщиков, одного из древнейших кланов Северинга, единственного спасшегося клана утерянного полиса Тефуркарта. Сейчас в главной колонной зале чертогов клана, где обычно проходили приёмы, был накрыт длинный мраморный стол, уставленный блюдами гномьей кухни, деликатесами "верхней" Катории и заморскими винами. Пришедшие дракенфьенги и верхушка Литейщиков собралась за ним, Ормульв Гриммульвссон тоже был здесь. Сам Инегельд Лейдольфснев восседал на литом клановом троне во главе пиршества. Одет он был парадно: широкие тёмные штаны, высокие жёлтые сафьяновые сапоги с отворотами и загнутыми носами, светло-охряного цвета с лазоревыми полосами - цветов клана, - свободная рубаха с  буфами и манжетами на рукавах, короткая бригантина для приёмов, вся лазоревая, и кожаный сафьяновый фартук - отличительный элемент клана. На большом пальце левой руки его красовалась массивная печать. Сам он, лысый, с кустистыми светло-русыми бровями и густой, в две толстых косы бородой, был сам сейчас похож на подгорного царя. Тем более, для тех, кто подгорного царя никогда не видел.
- Раньше, - продолжал он, - эти подземные твари появлялись каждую неделю у туннельных форпостов. После того, как наш клан восстановил численность и оправился от той ужасной катастрофы, наши люди чаще прочих дежурили на подступах к Тефуркарта и принимали участие во всех четырёх экспедициях к затерянному полису, - он сделал паузу, поджав губы, потом дотронулся правой рукой до чела, правого и левого плеч, что повторили его соклановцы. - Упокой их в жилах Тефур... Никто не вернулся... Эх... А теперь, последние четыре месяца, они перестали выходить. Совсем. Последний месяц не слышно даже их, даже дерьма их нет в переходах. Мои люди ходили туда на разведку, буквально на двести шагов. Шайсс! Да лучше б они были! У меня волосы дыбом встают на заднице, когда я об этом говорю! Что их могло спугнуть? Что-о?!
Последние слова он прокричал. Десятник кнехтов ему не ответил - эль-Вайрфаллаа слушал. Инегельд нервно схватил со стола кубок из горного хрусталя, осушил его, утёр усы, успокоился и продолжил.
- Значит так, уважаемый эль-Вайрфаллаа, уважаемые кнехты. Я нанял вас для следующего дела. Вы должны пройти в Тефуркарт. Для разведки. С вами пойдёт вспомогательный отряд из моих людей: рудознатцы, инженеры, фортификаторы, алхимики, лекари и охранение. Кроме собственно подмоги, они будут по пути составлять карту маршрута, отмечать развилки и опасные места, обнажившиеся жилы. На крупных развилках будут делать новые форпосты. Если всё сложится удачно, то, когда вы дойдёте до Тефуркарта, за спиной у вас будет надёжный тыл. В сам город вы войдете одни. Оглядитесь, осмотритесь, что к чему, насколько полис разрушен. Беда в том, что у нас не сохранилось планов застройки! Но основные особенности гномьей застройки вам расскажут, небольшой ликбез, так сказать. Так что, если на пять кварталов от входа от чудищ будет ни слуху, ни духу - вы вернётесь, и на место выдвинется охранение. А дальше... Время покажет, что будет дальше. Возможно, на этом ваша работа будет закончена и мы проводим вас в Каторию. Или продолжим контракт за отдельную плату. Если же... - он тяжело вздохнул. - Если же вы найдёте там что-то... Неестественное... Тогда возвращайтесь. Оговорённую плату вы всё равно получите. Предоплату - сегодня же. Если есть вопросы - задавайте, уважаемый эль-Вайрфаллаа.

*- Меновые Врата, Торговые Врата (azyn.)

Отредактировано Годрик, сын Витаута (11-02-2015 23:09:45)

0

12

Роскошь и монументальность обиталища подгорных жителей поражала. Про себя Альг подумал даже, что не будь он дракенфьенгом, его челюсть уже порвала бы ему лицевые мышцы. Теперь же кхаспиды дивились увиденному, не показывая удивления.
Приняли их тоже на удивление гостеприимно: в главной колонной зале клана был накрыт длинный полированного мрамора стол, сервированный всевозможными яствами и питьём. На пиру собрался весь цвет цеха Литейщиков, а во главе его на фигурном литом троне восседал Инегельд "Барма" Лейдольфснев из клана Гиссерай-Ролльштелле, глава цеха и клана. Одеты они были в жёлтый и лазоревый.
Подгорный хозяин говорил. Говорил о былом величии гномьей расы, о тяжёлой утрате, что века назад постигла их, о подземном лихе, что терзало их на протяжении долгих лет, а недавно вдруг затаилось.
- Последний месяц не слышно даже их, даже дерьма их нет в переходах. Мои люди ходили туда на разведку, буквально на двести шагов. Шайсс! Да лучше б они были! У меня волосы дыбом встают на заднице, когда я об этом говорю! Что их могло спугнуть? Что-о?!
Последние слова он прокричал. Десятник кнехтов продолжал молча слушать. Инегельд нервно схватил со стола кубок из горного хрусталя, осушил его, утёр усы, успокоился и продолжил.
- Значит так, уважаемый эль-Вайрфаллаа, уважаемые кнехты. Я нанял вас для следующего дела. Вы должны пройти в Тефуркарт. Для разведки. С вами пойдёт вспомогательный отряд из моих людей: рудознатцы, инженеры, фортификаторы, алхимики, лекари и охранение. Кроме собственно подмоги, они будут по пути составлять карту маршрута, отмечать развилки и опасные места, обнажившиеся жилы. На крупных развилках будут делать новые форпосты. Если всё сложится удачно, то, когда вы дойдёте до Тефуркарта, за спиной у вас будет надёжный тыл. В сам город вы войдете одни. Оглядитесь, осмотритесь, что к чему, насколько полис разрушен. Беда в том, что у нас не сохранилось планов застройки! Но основные особенности гномьей застройки вам расскажут, небольшой ликбез, так сказать. Так что, если на пять кварталов от входа от чудищ будет ни слуху, ни духу - вы вернётесь, и на место выдвинется охранение. А дальше... Время покажет, что будет дальше. Возможно, на этом ваша работа будет закончена и мы проводим вас в Каторию. Или продолжим контракт за отдельную плату. Если же... Если же вы найдёте там что-то... Неестественное... Тогда возвращайтесь. Оговорённую плату вы всё равно получите. Предоплату - сегодня же. Если есть вопросы - задавайте, уважаемый эль-Вайрфаллаа.
- В целом дело тёмно, но ваша позиция ясна, Инег'ельд-азор, - рассуждал эль-Вайрфаллаа. - Однако, помимо архитектурной застройки мои хлопцы с удовольствием послушали бы ваших проходчикув и загонщикув. Неплохо было бы узнать особенности нашег'о поведения в печорах и повадки тих тварей, их слабые стороны, чег'о следует сторожиться. В ином вопросув не имею.

0


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Сюжетные эпизоды » 2 Сапфирового месяца 991-го года. "Сапфировый месяц"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC