ФРПГ "Трион"

Объявление

Смутный час между волком
и собакой меняет очертания привычного мира. Свет сменяется тенью, форма - мороком, а пение птиц - тихим шипением стали, выходящей из ножен. Лишь одно остаётся незыблемым - люди. Только люди не меняются никогда...
Оказаться не в том месте, не в то время - достаточно паскудный способ добыть себе неприятности. Так сложились обстоятельства...
читать дальше
Довольно известный исследователь-историк, имя которому Рангоригасту Гржимайло, нашел в горах Малого хребта неизвестную доселе шахту... читать дальше
Путь к ущелью К'у и Ла был тернист и долог: недоброжелательные леса духов кишели смертельными опасностями... читать дальше






01.04.18: Неожиданно, и очень символично с точки зрения календарной даты, на форуме появился новый дизайн. ;)






По техническим причинам, мастера не сумели
вовремя заполнить этот раздел. О, ирония...
Предыстория:

Некогда гномья пророчица Валлана предсказала наступление Конца Света и разрушения Мира в 1000 году. Предсказание было небольшим, но настораживающим: «Когда Столпы Равновесия исчезли, Пустота, расправив крылья и выпустив когти, вторглась в Мир. Увлеченные вечными распрями, ненавистью и жаждой наживы, одурманенные ложью Высших, живые создания не заметили опасности, оставаясь слепыми и глухими, потому что не хотели видеть и слышать то, что было им противно. Когда же беда стала столь очевидна, что спрятать ее уже не удавалось, Мир пал в бездну хаоса и завершил Круг Жизни».
Пергамент, описывающий сие событие, неожиданно нашелся архивариусом в одной из закрытых библиотек Северинга. Правда это или нет, и что конкретно имела в виду Валлана, никому не известно — сама пророчица была слишком стара и спокойно умерла, не дожив до нынешних дней и не оставив более никаких сведений.
Гномы посчитали Пророчество слишком непонятным, чтобы сразу начать пугать им жителей Триона, и расшифровать все сами, но, как известно, любые тайны имеют свойство странными путями просачиваться и распространяться среди простых смертных. Вот и Пророчество Валланы стало достоянием гласности, переходя из уст в уста и пугая слишком впечатлительных обитателей всех трех материков Триона. Мало того, в последнее время в Немоне объявилась секта «Видящие Истину» напрямую проповедующая Конец Света и призывающая жителей к покаянию.

Настоящее. 998 год.

Всего два года остается до предсказанного великой гномьей Видящей Валланой конца мира. Империю заполонили лжепророки, обещающие спасение, все чаще слышны голоса некромантов, ведьм и приверженцев разнообразных оккультных сект, поклоняющихся Пустоте. Из уст в уста передаются слова предсказательницы: близок последний час этого мира. Кажется, сам Творец отвернулся от Триона, оставив его на грани хаоса и безумия.
На фоне всего этого немудрено и потерять себя. Как произошло это с молодым императором Велерадом, и без того получившим серьезный удар в виде трагической потери семьи более, чем десять лет назад. Понимая, что власть и порядок в огромной стране удержать становится все сложнее, снедаемый, к тому же, ненавистью ко всем, кто не является человеком и считающий нелюдей виновными в приближающемся Армагеддоне, некогда рассудительный правитель пошел на безумные меры.
Все нелюди в Империи — от светлого эльфа до последнего гоблина — новым указом Велерада объявлены вне закона. Не имеющие ни гражданских прав, ни защиты, они должны покинуть пределы страны или быть переселенными в специально созданные резервации, в противном случае они будут преданы смерти. Гонения на нелюдей объявлены официальной политикой Немона, городской страже, ордену Тюльпана и даже членам ЛИГ вменяется в обязанности, ко всему прочему, арестовывать или казнить (в случае открытого сопротивления) любого представителя нелюдской расы в любом уголке Немона или потворствующего ему человека. Вчерашние соседи могут в любой момент стать врагами.
Новые порядки поставили Империю на грань гражданской войны. К нелюдям и прежде шло враждебное отношение, а ныне, подписанный самим Императором, указ вовсе развязал руки самым отъявленным расистам. Многие поддерживают Велерада в его ненависти, но пограничные аристократы, встревоженные волнениями на границах со степью Орр'Тенн или лесом Сильве, некоторые члены ЛИГ, Академии Магии и Торговой Гильдии, недовольные напряженной политической ситуацией, считают императора опасным безумцем, действия которого приведут страну к окончательной гибели. Выбор между верностью трону и тем, что считается благоразумным, особенно тяжел в преддверии конца мира, но неумолимо близок.
Возмущенные агрессией Немона, представители независимых государств, находящихся в торговых, союзнических или нейтральных отношениях с Немоном, - эльфы, темные эльфы, гномы - в панике шлют сообщения в Неверру и Каторию, будучи практически не в состоянии защитить своих соплеменников в Империи. Воинственные орки, воодушевленные возможностью захвата новых земель, светлые эльфы Довеллы, ведомые волей своей амбициозной ксарицы, остававшиеся доселе в тени вампиры собираются в ожидании падения колосса Империи.

О скипетрах Сильерны (побочная сюжетная ветвь):

Три Скипетра издавна были переданы самой Сильерной эльфийским кэссарям, как самым мудрым представителям из созданных на Трионе рас. Скипетр Заката хранился в Храме темных эльфов в Шьене, Скипетр Рассвета — у Светлых в Довелле, Скипетр Полудня — у лесных эльфов на алтаре в лесу Сильве. Ходят слухи, что когда-то существовал и Скипетр Полуночи, переданный людям, но сведения о нем не сохранились, и легенда осталась лишь красивой легендой, не более. Установленные на алтарях Скипетры поддерживали энергетическую структуру Триона, обеспечивая соблюдение баланса сил, и не давая Пустоте поглотить энергию Теи.
Однако два года назад Скипетры были похищены. Эльфийские кэссари приняли решение утаить истину от подданных и заменили настоящие реликвии на поддельные, пока настоящие не будут найдены и возвращены на место. О сохранности и целостности самих реликвий эльфы не беспокоились, ибо уничтожить Скипетры нельзя - созданы они не простыми смертными ибо несут в себе частичку божественного, но вернуть их требовалось как можно скорее — структура мира нарушилась, Твари Пустоты получили возможность проникать в мир Триона в местах, где ткань Теи истончена, и скопилось много негативной энергии.
Время шло, поиски результатов не приносили, мало того, то здесь, то там стали объявляться неизвестные монстры, нападающие на людей. Кое-кто связывает их появление с изреченным Валланой пророчеством и говорит, что они являются самым явным предзнаменованием надвигающегося конца Света.




01.04.18: Плюшки! Проанализировав последние отыгрыши на Арене и в Сюжетных эпизодах, было принято выделить достижения лучшего, на наш взгляд, игрока! За его смекалку, храбрость и великий потенциал, мы награждаем непревзойденного мастера Огня и Пламени, Диохона, артефактом мифической редкости - Великой Перчаткой...
Повелись? С первым апреля! :3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Отыгранные эпизоды » Об упырях и менестрелях


Об упырях и менестрелях

Сообщений 61 страница 65 из 65

61

Как и подозревал Лир, в гости к ним решил наведаться человек необремененный совестью совершенно. Зазывала ввалился в окно и вампир уже собрался метнуть кинжал, как девчонка все испортила. Нет, вот скажите какого хрена она выскочила на середину комнаты полностью перекрыв Диару сектор броска?  И вообще, по мнению вампира поступила девчонка весьма глупо. И ведь в начавшейся круговерти у него не было шанса даже вклиниться в схватку, чтобы спасть буйную голову одной рыжей и самоуверенной особы от лишних повреждений. Впрочем техничность и степень владения клинком он оценил. Весьма недурно. Могло конечно быть и получше, но с этим можно будет впоседствии побороться. Поднатаскать то есть. Зазывала тоже был не плох, хотя явно не слишкомчасто утруждал себя тренировками и тому подобными вещами.
Пока приходилось только моча наблюдать за происходящим почем свет костеря самостоятельную менестрель. Ох, как хотелось вампиру вернуть подзатыльник этой норовистой особе, кто бы мог знать!
Первое соприкосновение и по комнате поплыл аромат крови, заставивший Лира подобраться, голод подступил с новой силой - тело требовало компенсцию за регенирацию. И на этот раз все грозило не обойтись парой глотков. Одно радовало несказанно, это была кровь не Ллинары. Стоять и безействовать все же было выше его сил, особенно теперь, когда жажда накатывала волной сравнимой разве что с цунами. Только вот что-то предпринять он все равно не успел, девчонка повторно ранила зазывалу, воспользовавшись обманным маневром и вселед за ним выскочила в окно.
Куда, дура! - только и успел подумать Лир выскакивая следом. Как можно быть столь беспечной, как бы не...поплатилась!
Поймав оседающую менестрель, вампир совершенно утратил благодушное настроение, которое к слову испарилось еще в момент, когда он учуял кровь. И теперь, кажется кто-то подписал себе приговор. Сейчас вампир и так был готов рвать и метать, а после того, как увидел, что Ллинару ранили пришел и вовсе в странное состояние - промежкточное между "всех порву" и "сами напросились". Прислонив девушку к стене под окном, Лир втянул носом воздух, больше для показухи, потому что человек еще недавно столь уверенный в успехе мероприятия, и теперь пытающийся подняться был явно не рад лицезреть того за кем явился. Оскалившиь, вампир нагнал успевшего не слишком далеко отползти зазывалу, который ударился в откровенную панику. Но сейчас Лир направлялся не к нему. Мальчишка с арбалетом интересовал куда больше, как представляющий определенную угрозу. Раненый человек, да еще и напуганый был менее опасен чем этот щенок. Из кустов впавший в ступор при виде приближающегося к нему "упыря" пацан вскрикнл и попытался сбежать, к сожалению слишком поздно, и оказался пойман за шкварник и получив хорошую оплеуху прилег оттдохнуть не так далеко от раненой менестрели, и уже без арбалета.
Теперь можно было заняться и успевшил всеже подняться на ноги зазывалой. Все с тем же хищным оскалом Лир напал, не делая скидок ни на раны, ни на что-либо другое. -С девчонкой проще справиться, да? - прошипел он, кружа несчастного с недоступной для него скоростью. Надо быстрее, иначе неуспею... - бжажды, больше всего наемник сейчас опасался мучившей его жажды, да и раны потом дадут о себе знать. А еще слишком сильно было желание приложиться к чужой крови. -Да и с раненым совладать легче, верно? - на противнике появилось еще несколько порезов, на этом Лир решил и закончить, сократив дистанцию и буквально выкручивая меч у противника. Вместе с кистью. Раздался характерный треск и зазывала взвыл. Вернее попытался, потому что зажатый рот ему в этом помешал.
Это с Ллинарой вампир вел себя предельно корректно и аккуратно, а сейчас почти ослепленный жаждой и запахом крови, подступающей болью... Лир не жалел этого человека, прорвав клыками кожу на шее и присосавшись к крови. Человек пытался сопротивляться, но сейчас это было уже почти бессмыслено, вампиру было все равно, пусть и доставило некоторые неудобства. И остановился он далеко не так быстро, как было в случае с менестрелью, когда же он наконец отпустил несчастного... Нет, он был жив, нон жутко бледен, так что врятли бы Лир поручился, что он выживет. Осталась только проблема столит или не стоит его все же убить. Что так, что этак выходило определенное количество проблем, да еще этот щенок.
-Падаль. - не слишком в этот раз аккуратный, Лир умудрился испачкаться в чужой крови, не сильно, но это наверное довольно жутко  выглядело. Вернувшись к Ллинаре он попытался рассмотреть ее повреждения, пока парочкка горе-дельцов не пришла в себя, да быть может решить, что с ними делать теперь.
-Ты как? Давай посмотрю... - и даже не замечал, что клыки по-прежнему виднеются слегка из под верхней губы. Теперь с регенирацией должно все наладится, но скоро горячка боя сойдет на нет и все вернется - и боль и слабость, пусть и на время, но надо слишком многое успеть в этот короткий промежуток времени. Например, для начала открыть дверь и втащить раненую девчонку в дом. Выговаривать он ей потом будет. Когда убедится, что жить она будет и возможно дольше чем тот же зазывала.

Отредактировано Лир Д`иар (28-09-2013 21:53:20)

+1

62

Лир в поединок менестрели, которую неожиданно сильно захватила горячка боя, не вмешивался. Наверное, просто не мог этого сделать, чтобы не задеть ее. Впрочем, Ллинаре до определенного момента помощь и не требовалась. Зазывала не слишком-то утруждал себя тренировками, более предпочитая им, судя по объему пуза, выпечку и крепкий сон, так что девушка, в общем-то, никогда не считавшая себя гением фехтования, вполне справлялась.
В какой-то момент вдохновение поединка настолько захватило Ллинару, кружа голову азартом не хуже вина, что девушка потеряла осторожность, выскочив вслед за вывалившимся из окна зазывалой на улицу. О том, что стой около него человек даже не с мечом, а с обычным поленом, и в этом бренном мире могло бы стать одним не в меру прытким менестрелем меньше.
Зазывала оказался мужиком не столько рисковым, как показалось Ллинаре сначала. Он подстраховался, поставив в кустиках неподалеку от дома менестрели, откуда хорошо просматривалось и то, что творится в комнате, и подступы, своего мальчишку с арбалетом. Парнишка, завидев, что его хозяин фактически уползает с поля боя, не задумываясь спустил тетиву. Болт прошил бок менестрели. Линка схватилась за рану, закусив от боли нижнюю губу, и, споткнувшись, начала заваливаться вперед, падая на колени. Лир, неожиданно оказавшийся рядом, успел подхватить и припереть к стеночке. Пальцы окрасились алым и в голове менестрели мелькнула достаточно здравая мысль о том, как вампир отреагирует на запах крови, наверняка так и бьющий ему в ноздри. Впрочем, все думы тяжкие довольно быстро пропали из Линкиной головушки, едва она увидела, что делает Лир.
Мальчишка, опрометчиво выстреливший в менестрель, получил свое первым. Он даже не имел шанса убежать, потому что разъяренный вампир был много быстрее. От нехилой оплеухи мальчишка пролетел пару метров на бреющем и упал, потеряв сознание. Ллинара, хотя и не питала жалости к тому, кто ее ранил, все же надеялась, что Лир не убил дурака.
Желудок неожиданно заинтересовался происходящим и менестрель едва сдержала его попытки выйти и посмотреть на это лично. Только теперь она в полной мере осознала, сколько вежлив и аккуратен был с ней вампир даже тогда, когда, не справившись с обуревавшей его жаждой, все же укусил свою спасительницу. С зазывалой он не церемонился вообще, для начала сломав ему запястье. Ллинара поморщилась и еще больше побледнела. Она не любила жестокости, хотя при необходимости и могла постоять за себя.
Когда вампир впился в горло несчастного, Ллинара решила все же вмешаться. Не приведи Триединый, соседи на шум в окошко выглянут и увидят милую сердцу картинку «злобный упыр выпивает несчастную жертву». Собрав в кулачок остатки силы волы и все свое упрямство, девушка кое-как отлепилась от стеночки и, стараясь не обращать внимания на боль и текущую по пальцам теплую кровь, доковыляла до вампира. Осторожно, надеясь, что Лир не бросится, разгоряченный боем и кровью, и на нее, положила руку на плечо вампира. Несильно сжала.
- Хватит, - пробормотала девушка. – Он того не стоит. Запрем в сарае и уйдем.
Лир отстранился от зазывалы и обратил свое внимание на менестрель. Девушка болезненно поморщилась, едва сдержавшись от того, чтобы не отшатнуться от вампира, чье лицо было вымазано кровью. Жутковатое зрелище, надо сказать.
- Жить, наверное, буду, - невесело хмыкнула менестрель. Платье и руки девушки были вымазаны кровью, а сама она казалась просто мертвенно бледной. Краше только в гроб кладут, что называется. Ллинара открыла и закрыла глаза, пытаясь справиться с подкатывающей к горлу тошнотой и головокружением. В глаза Лиру она вообще старалась не смотреть, предчувствуя, что вампир еще выскажет ей, что думает о ее беспечности. И будет совершенно прав. Линке было стыдно за свою какую-то детскую безалаберность.
- Надо эту падаль убрать с виду. Не приведи Триединый, еще кто-нибудь выглянет на шум и поднимет еще больший. Не хотелось бы со стражей общаться, - менестрель снова поморщилась от боли. Кровь, кажется, и не думала останавливаться, и девушка пожалела, что на ней все заживает не так быстро, как на том же вампире.
Лир легко перемахнул через подоконник и отодвинул засов, на который Ллинара вечером закрыла дверь. Помог менестрели войти в дом. Девушка бессовестно висела на вампирском плече, уже даже не стараясь не наваливаться на мужчину, которому и так досталось побольше, чем ей. В голову неожиданно стрельнула мысль о том, что из столицу Вольной Катории придется все же уходить, причем довольно скоренько. Дело, конечно, можно замять, если подергать за нужные ниточки, но оставаться в городе все равно опасно. Мысль о том, что придется все бросить и уйти обожгла девушку, болью кольнув сердце. Она только-только решила осесть, пожить спокойной жизнью, каковая есть у всех нормальных людей… И почти сразу же вляпалась.

+1

63

Лир снова мысленно обругал неугомонную девчонку, вместо того чтобы отдыхать у стеночки она совершила очередное героство. Попыталась благородно образумить вампира. Будто он сам не в состояни, угу. Отпустив человека, Лир подставил буйной менестрели плечо и не дожидаясь возражений осторожно отбуксировал к дому.
-Никогда больше так не делай. - пока он решил ограничиться лишь этим, отчитывать и так пострадавшую девчонку именно сейчас не было никакого желания, да и скорее всего совершенно бессмысленно. Позднее, когда минует опасность для ее жизни он в полной мере выскажет все, что думает о таком безрассудтве.
Прислонив ее снова к стеночке заскочил в окно и отпер засов на входной двери и только после этого отвел раненую в дом. На второй этаж и вовсе поднял на руках и предельно осторожно. Темнота ему осоо не мешала, если не сказать совершенно, к тому же в окна заглядывала луна, пусть и уже изрядно сместившаяся в направлении утра.
-Давай посотрю. - осторожно усадив менестрель на диван, принялся осматривать рану, предварительно к демонам распоров окровавленую ткань. Увиденое хоть и не порадовало, но ведь могло быть и куда хуже, а тут, возможно даже штопать не придется. Где что лежит он запомнить успел, потому быстро сориентировавшись притащил все необходимое для перевязки и остановки крови. Запах по прежнему кружил голову, но теперь не заставлял чувствовать себя озверевшим от голода хищником. Которая кровь остановит?- поинтересовался Лир рассматривая склянки в сундучке. Надо было поторапливаться, пока никто не наткнулся на парочку горе-дельцов, и пока они не пришли в себя. Насчет зазывалы вампир не волновался, а вот щенок вполне мог очнувшись поднять шум, но сейчас важнее были жизнь и здоровье непуевой менестрели. Следуюяуказаниям воспользовался зельями и перебинтовал Ллинаре бок, и ободряюще улыбнулся, благо кровь с лица успел вытереть. -Пойду приберу наших госте в более подходящее место, чем твой двор. Я не долго. - и убежал на улицу, оставив раненую в гордом одиночестве. Мог бы конечно и не бросать ее одну, но хотелось иметь хоть немного форы, а в том, что придется скоренько бежать он уже не сомневался.
На улице все было по-прежнему, зазывала и его помощник валялись без сознания, и нужно было поторопиться, мало ли кто мог мимопройти пока он был занят Ллинарой? Подходящий сарай забитый метлами и тому подобным инстркментом нашелся у соседнего домишки, и запирался снаружи на засов, туда и были оттащены зазывала с мальчишкой, предварительно обшареные на предмет ценностей. В конце-концов часть заработаного этим ушлым человеком могла законно принадлежать вампиру. Так сказать компенсацию ущерба. Заперев сараюшку Лир осмотрел внимательно кусты в которых прятался мальчишка, но ничего интересного, кроме арбалетных болтов там не обнаружил. Болты наемник естесствено прибрал - в хозяйстве пригодится.
Боль от расшевеленых ран подкрадывалась медленно, но верно, нужно было торопиться, если они хотят выбраться из города целыми. Ну, он так точно, а насчет девушки вампир не был так уверен, поэтомк вернувшись поинтересовался первым делом. -Что делать будем? - волнение за чужую жизнь, на этот раз не продиктованое контрактом был несколько странным ощущением, и Диару приходилоь то и дело напоминать себе, что бесполезно на нее злиться - особенно сейчас, но... Так хотелось высказаться, быть может даже накричать, но он не стал, в очередной раз сдерживая совершено ненужный сейчас порыв. Поэтому Лир лишь очень тихо, но так чтоы прорало все же сказал. -Никогда больше не лезь в схватку вперед меня, пока я рядом. И не бросайся добивать не убедившись, что впереди никто не притаился. Не уверена - лучше вообще не лезь. Мне сейчас твоя жизнь дороже собственной... - и это было правдой. Долги надо отдавать. А такими темпами ничего хорошего вообще не получится. Ругаться хотелось по-прежнему, но напряжение уже отпускало. Пожалуйста, не делай так больше. - и почему теперь хотелось пожалеть менестрельку. Ка маленькую девочку, что со слезами на глазах демонстрирует презаный отцовским мечом палец? Ну, что ее за дурость. -Времени мало. Я скоро опять свалюсь, надо убираться из города пока я еще в состоянии и тебя помочь. - и все же он улыбнулся, тепло и ободряюще, будто извинясь, что наговорил лишнего, хоть и считал что лишним это не было. Вот если бы выказал, что действительно думал... хотя быть может он и за эти мысли сейчас себя корил немного? В общем Лир молча принялся собирать вещи первой необходимости для пары не слишком здоровых путешественников решивших податься в бега. Права под чутким руководством растормошеной Ллинары, но это ему не мешало.

+1

64

- Хорошо, я постараюсь - вяло сказала Ллинара, наперед зная, что нагло врет. Если ситуация сложится как-то не так, то менестрель и в драку влезет, и еще что-нибудь начудит. Главное, чтобы девушке казалось правильным то, что она делает в данный конкретный момент. А что потом, как говорится, - решим потом.
Лир обращался с раненой Ллинарой будто с хрустальной вазой. Подставил плечо, почти занеся девушку, впавшую в подобие транса от мысли о том, что дом, в обустройство которого она вложила кусочек души, придется покинуть. И довольно спешненько. На второй этаж вампир менестрель и вовсе занес на руках. Линка попыталась слабо отмахнуться от заботливого мужчины, ссылаясь на то, что ему самому досталось немало. Не хотелось нагружать его лишний раз, ведь она вполне могла бы сама вскарабкаться по ступенькам, пусть это и заняло бы несколько больше времени.
Ллинара послушно убрала руки от раны и позволила вампиру осмотреть ее. Все равно сама не обработает, по крайней мере, качественно. Когда Лир безжалостно распорол ткань платья, девушка только тяжело вздохнула. Теперь его можно было смело выбрасывать: разрез чуть не до ушей, дыра на боку и расплывшееся алое пятно. Рана, растревоженная прикосновениями вампира, неприятно ныла. Девушка молча тыкала пальчиком в нужные Лиру бутылочки с зельями. Говорить совершенно не хотелось. Хотелось привести мысли, разлетевшиеся в разные стороны, хотя бы в подобие порядка. Надо было прикинуть, что взять с собой, потому что в том, что утром их тут уже не должно быть менестрель не сомневалась. То, что сумел выяснить зазывала, способны узнать и другие. С более сильными или многочисленными противниками они сейчас попросту не справятся.
Лир ушел прибирать их незваных гостей, а Линка все продолжала сидеть в прострации и усиленно думать, даже не поинтересовавшись, что вампир имел в виду под словом «прибирать». Пусть хоть под яблонькой прикопает от греха подальше. Лишь бы раньше времени не вылезли и уйти относительно спокойно не помешали.
От невеселых мыслей о том, что брать с собой, а что придется, скрепя сердце, оставить, менестрель отвлек вернувшийся вампир.
- Уходить, - пожала плечами девушка, стараясь говорить спокойно и не пускать в голос бушевавшие эмоции. – Помнишь, я как-то вскользь упоминала о домике, который нашла, когда бродила по окрестностям Вольной Катории? Думаю, там вряд ли кто-то будет искать, - менестрель поморщилась от стрельнувшей в бок при неловком движении боли. – Место тихое, почти нехоженое. Я вообще не представляю, как там этот домик появился. Заимка что ли чья-то… - Линка задумчиво дернула себя за кончик косы. До места, назначенного менестрелью на роль временного убежища, топать немало, что девушку огорчало. В другое время она обрадовалась бы возможности пройтись по лесочку, но сейчас ее беспокоило, как они с Лиром перенесут этот путь. Вампир только-только начал оправляться после своих многочисленных ранений, менестрель же с прошитым навылет боком тоже не лучший путешественник. Им бы обоим отлежаться хоть денька три, но времени, увы, нет. Путь, который прошел зазывала, могут повторить и те, по чьей вине вампир когда-то и попал в клетку. И мало им уже не покажется.
Слова о том, что сейчас для вампира жизнь менестрели дороже собственной как-то странно царапнули душу, взбаламутив только недавно осевшее на ее дно чувство стыда за собственную глупость и неосторожность. Если бы не взятый Лиром тон, как-то странно напоминающий отеческий, Линка бы даже покаялась в своих грехах и почти честно пообещала бы больше не дурить. А так…
- Я постараюсь, - пробормотала тихо, стараясь не смотреть в глаза. – Но и ты попробуй понять, что мне непривычно, что кто-то может прикрыть спину или тем более меня защитить. Я всегда сама крутилась и сама справлялась со своими проблемами. Даже меч держать научилась вполне прилично для девушки,  - менестрель пожала плечами. – Я давно уже взрослая, а ведь меня даже в детстве никто не оберегал и не жалел, - и поинтересовалась склонив голову к плечу. – Почему ты так за меня волнуешься? - Ллинара протянула руку и взъерошила волосы вампира. Просто так, чтобы хоть как-то сгладить напряженность разговора.
- Надо, - соглашаясь с Лиром, качнула головой девушка и, поморщившись от вновь стрельнувшей в бок боли, поднялась с дивана, руками от оного оттолкнувшись. Надо было как минимум переодеться, а как максимум – помочь вампиру со сборами, потому что он вряд ли знает, что и где у менестрели лежит.
Кое-как доковыляв до кухни, Ллинара переоделась в штаны и мужского кроя рубашку, в которых когда-то гуляла по трактам. Дорожное прошлое еще не успело забыться, так что она все это как-нибудь переживет. Жаль только сжигать с таким трудом наведенные мосты.
Следующие пару часов они с Лиром провели за сборами. Вампир недовольно косился на снующую по дому менестрель, явно полагая, что оной следовало бы это время потратить на то, чтобы отлежаться. Линка так не считала, потому что успела уже глотнуть обезболивающего зелья и теперь усердно увеличивала кучку нужных в дороге вещей, которые они пока складывали на диване. Одеяла, зелья, бинты, еда, запас одежды и нужные в хозяйстве на первое время принадлежности, несколько дорогих сердцу вещичек, которые никак не хотелось оставлять. В итоге все удалось с горем пополам утрамбовать в три сумки, не считая чехла с лютней и ножен с оружием.
- Ну, что? – преувеличенно бодро поинтересовалась Ллинара, у которой как-то неприятно екнуло сердце. – Выступаем?
За окном только-только начинал заниматься рассвет. Город еще спал, что было даже к лучшему.

+1

65

Кажется, необходимость покинуть дом, выбила девушку из колее куда больше, чем появление незванных гостей. Ну, с этим ничего не поделать - особенно сейчас. Мало того, что она сама теперь ранена, так еще и состояние самого Лира оставляло желать лучшего, да хоть из-за тех же перепадов от вполне бодрого до почти нешевелящегося... М-да, удружил зараза.
В принципе, Диар и сам не горел особо жлание куда-либо тащиться именно сейчас, но обстановка накаляласьне считаясь с мнением вампира и его горе-спасительницы.
Желание отчитать неугомоннуюю девчонку тем сильнее становилось, чем больше она корячилась собирая вещи, чем удостаивалась крайне недовольно взгляда наемника, но большего чем виноватую гримаску вампир не получил, раскаяния в издевательстве над собой тоже не заметил. Вот упрямая девка... - оставалось только мола удивляться ее самообладанию и упорству, в конце-концов рана ей досталась препротивная.
-Значит придется привыкать. - более мягко заключил вампир, понимая, что умудрился чем-то задетьи без того расстроеную происходящим менестрель. -Потому что ты мне помогла. Я привык платить той же монето. А в итоге проморгал... - И лишь досадливо поморщившись прекратил всякие попытки что-либо объяснить, бессмысленно, да и сам еще толком не разобрался почему так считает.
Сборы продлились чуть дольше чем он расчитывал, и вещей получилось тоже несколько больше, но это было не так важно. Важно было то, что они успеют убраться из города до рассвета. По хорошему достать бы лошадку с маленькой тележкой, и все легче бы первое время было, хотя бы пару дней. И Ллинара бы более менее отлежалась, а там как придется. Только где можно было бы достать подобное, да еще и до начала торга вампир представлял плохо, и потому соображениями своими делиться с девчонкой не торопился. Потом, чуть позже, к тому же быть может в пригороде и найдется что-нибудь подходящее. Да, хоть тот же ослик, не обязательно же сразу лошадку.
Заперев дверь и забросив на плечи сумки вампир и придерживаемая им менестрелька поплыли по светлеющим улицам по направлению к воротам.
Лир очень надеялся, что по пути им не встретится чрезмерно любопытный патруль или черезчур прыткий вор. Хотя он больше опасался появления стрелка и тех кто мог быть с ним связан. Второго серебряного болта он точно сейчас не переживет. Впрочем до ворот они добрались вполне благополучно.

+1


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Отыгранные эпизоды » Об упырях и менестрелях


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC