ФРПГ "Трион"

Объявление

Смутный час между волком
и собакой меняет очертания привычного мира. Свет сменяется тенью, форма - мороком, а пение птиц - тихим шипением стали, выходящей из ножен. Лишь одно остаётся незыблемым - люди. Только люди не меняются никогда...
Оказаться не в том месте, не в то время - достаточно паскудный способ добыть себе неприятности. Так сложились обстоятельства...
читать дальше
Довольно известный исследователь-историк, имя которому Рангоригасту Гржимайло, нашел в горах Малого хребта неизвестную доселе шахту... читать дальше
Путь к ущелью К'у и Ла был тернист и долог: недоброжелательные леса духов кишели смертельными опасностями... читать дальше






01.04.18: Неожиданно, и очень символично с точки зрения календарной даты, на форуме появился новый дизайн. ;)






По техническим причинам, мастера не сумели
вовремя заполнить этот раздел. О, ирония...
Предыстория:

Некогда гномья пророчица Валлана предсказала наступление Конца Света и разрушения Мира в 1000 году. Предсказание было небольшим, но настораживающим: «Когда Столпы Равновесия исчезли, Пустота, расправив крылья и выпустив когти, вторглась в Мир. Увлеченные вечными распрями, ненавистью и жаждой наживы, одурманенные ложью Высших, живые создания не заметили опасности, оставаясь слепыми и глухими, потому что не хотели видеть и слышать то, что было им противно. Когда же беда стала столь очевидна, что спрятать ее уже не удавалось, Мир пал в бездну хаоса и завершил Круг Жизни».
Пергамент, описывающий сие событие, неожиданно нашелся архивариусом в одной из закрытых библиотек Северинга. Правда это или нет, и что конкретно имела в виду Валлана, никому не известно — сама пророчица была слишком стара и спокойно умерла, не дожив до нынешних дней и не оставив более никаких сведений.
Гномы посчитали Пророчество слишком непонятным, чтобы сразу начать пугать им жителей Триона, и расшифровать все сами, но, как известно, любые тайны имеют свойство странными путями просачиваться и распространяться среди простых смертных. Вот и Пророчество Валланы стало достоянием гласности, переходя из уст в уста и пугая слишком впечатлительных обитателей всех трех материков Триона. Мало того, в последнее время в Немоне объявилась секта «Видящие Истину» напрямую проповедующая Конец Света и призывающая жителей к покаянию.

Настоящее. 998 год.

Всего два года остается до предсказанного великой гномьей Видящей Валланой конца мира. Империю заполонили лжепророки, обещающие спасение, все чаще слышны голоса некромантов, ведьм и приверженцев разнообразных оккультных сект, поклоняющихся Пустоте. Из уст в уста передаются слова предсказательницы: близок последний час этого мира. Кажется, сам Творец отвернулся от Триона, оставив его на грани хаоса и безумия.
На фоне всего этого немудрено и потерять себя. Как произошло это с молодым императором Велерадом, и без того получившим серьезный удар в виде трагической потери семьи более, чем десять лет назад. Понимая, что власть и порядок в огромной стране удержать становится все сложнее, снедаемый, к тому же, ненавистью ко всем, кто не является человеком и считающий нелюдей виновными в приближающемся Армагеддоне, некогда рассудительный правитель пошел на безумные меры.
Все нелюди в Империи — от светлого эльфа до последнего гоблина — новым указом Велерада объявлены вне закона. Не имеющие ни гражданских прав, ни защиты, они должны покинуть пределы страны или быть переселенными в специально созданные резервации, в противном случае они будут преданы смерти. Гонения на нелюдей объявлены официальной политикой Немона, городской страже, ордену Тюльпана и даже членам ЛИГ вменяется в обязанности, ко всему прочему, арестовывать или казнить (в случае открытого сопротивления) любого представителя нелюдской расы в любом уголке Немона или потворствующего ему человека. Вчерашние соседи могут в любой момент стать врагами.
Новые порядки поставили Империю на грань гражданской войны. К нелюдям и прежде шло враждебное отношение, а ныне, подписанный самим Императором, указ вовсе развязал руки самым отъявленным расистам. Многие поддерживают Велерада в его ненависти, но пограничные аристократы, встревоженные волнениями на границах со степью Орр'Тенн или лесом Сильве, некоторые члены ЛИГ, Академии Магии и Торговой Гильдии, недовольные напряженной политической ситуацией, считают императора опасным безумцем, действия которого приведут страну к окончательной гибели. Выбор между верностью трону и тем, что считается благоразумным, особенно тяжел в преддверии конца мира, но неумолимо близок.
Возмущенные агрессией Немона, представители независимых государств, находящихся в торговых, союзнических или нейтральных отношениях с Немоном, - эльфы, темные эльфы, гномы - в панике шлют сообщения в Неверру и Каторию, будучи практически не в состоянии защитить своих соплеменников в Империи. Воинственные орки, воодушевленные возможностью захвата новых земель, светлые эльфы Довеллы, ведомые волей своей амбициозной ксарицы, остававшиеся доселе в тени вампиры собираются в ожидании падения колосса Империи.

О скипетрах Сильерны (побочная сюжетная ветвь):

Три Скипетра издавна были переданы самой Сильерной эльфийским кэссарям, как самым мудрым представителям из созданных на Трионе рас. Скипетр Заката хранился в Храме темных эльфов в Шьене, Скипетр Рассвета — у Светлых в Довелле, Скипетр Полудня — у лесных эльфов на алтаре в лесу Сильве. Ходят слухи, что когда-то существовал и Скипетр Полуночи, переданный людям, но сведения о нем не сохранились, и легенда осталась лишь красивой легендой, не более. Установленные на алтарях Скипетры поддерживали энергетическую структуру Триона, обеспечивая соблюдение баланса сил, и не давая Пустоте поглотить энергию Теи.
Однако два года назад Скипетры были похищены. Эльфийские кэссари приняли решение утаить истину от подданных и заменили настоящие реликвии на поддельные, пока настоящие не будут найдены и возвращены на место. О сохранности и целостности самих реликвий эльфы не беспокоились, ибо уничтожить Скипетры нельзя - созданы они не простыми смертными ибо несут в себе частичку божественного, но вернуть их требовалось как можно скорее — структура мира нарушилась, Твари Пустоты получили возможность проникать в мир Триона в местах, где ткань Теи истончена, и скопилось много негативной энергии.
Время шло, поиски результатов не приносили, мало того, то здесь, то там стали объявляться неизвестные монстры, нападающие на людей. Кое-кто связывает их появление с изреченным Валланой пророчеством и говорит, что они являются самым явным предзнаменованием надвигающегося конца Света.




01.04.18: Плюшки! Проанализировав последние отыгрыши на Арене и в Сюжетных эпизодах, было принято выделить достижения лучшего, на наш взгляд, игрока! За его смекалку, храбрость и великий потенциал, мы награждаем непревзойденного мастера Огня и Пламени, Диохона, артефактом мифической редкости - Великой Перчаткой...
Повелись? С первым апреля! :3

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Отыгранные эпизоды » Мгновения лета


Мгновения лета

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники
Гидеон, Хельга

Описание
Просто теплый летний вечер - светлый, прозрачный и печальный. Минутка передышки после бесконечной погони, перед прыжком в неизвестность.

0

2

-Хельга, - Гидеон, уже успел накинуть свежую рубашку, на этот раз простую, черную, только на манжетах рукавов и вороте немного серебряной скромной вышивки. Теперь он стоял посреди двора и смотрел куда-то вдаль, за забор. К дому он не оборачивался, но знал, что она его видит и слышит.
-Идем со мной. Я хочу кое-что тебе показать.
По-прежнему не оборачиваясь, он зашагал прочь со двора, тонкий черный силуэт в багровых лучах закатного солнца.
Они шли сквозь этот светлый березовый лес, что окружал деревеньку со всех сторон. Он молчал. Казалось, он вообще не замечает присутствия рядом своей спутницы. Тонкий шелест нежной березовой листвы, редкие вскрики птиц да шорох их шагов - вот и все звуки, что окружали их. Даже из-за спины, со стороны деревни, ничего не было слышно. Словно это был самый край мира, и не было больше никого, кроме них. Два обломка некогда гордой Инквизиции - девочка, попавшая в водоворот судьбы, да упрямый инквизитор, которого жизнь все никак не могла прикончить. "Жизнь ломает каждого, и многие потом, только крепче на изломе. Она убивает самых добрых, самых сильных и самых нежных. А если, ты, ни то, ни другое, ни третье, то будь уверен, что и тебя убьют, только без особой спешки."
Он остановился у большого белого камня, почти плоского. Прямо у его ног начинался крутой обрыв, спускающийся к воде. Там, внизу, неспешно плескалась степенная равнинная река, широкая и медленная. Ее воды казались то золотыми, то багряными  в закатном неверном свете. А за ней расстилались обширные холмистые луга, почти без леса - там рощица, здесь. Там было очень много света и очень много воздуха, пронизанного ароматами закатных трав и западного ветра.
-Посмотри, - Гидеон заговорил впервые после того, как вышел со двора. -Это все наше. Когда-нибудь все это будет нашим. Этот уголок слишком прекрасен для мерзавца на троне Империи.
Он наконец повернулся к Хельге, взял ее за руку. Аккуратно, самыми кончиками пальцев. Багряное солнце сияло в его глазах, придавало тепла длинным волосам и бледному красивому лицу. А на губах играла тонкая самоуверенная улыбка человека, который точно знает, что все будет хорошо.

+1

3

Хельга сидела на крыльце в чистом платье, которое дала ей добрая Матильда, и расчесывала деревянным гребешком мокрые еще волосы. Легкий ветерок любовно перебирал рыжие прядки, а из дома пало сдобой, которую старостина жена недавно поставила в печь. На душе у девушки царило умиротворенное спокойствие. Она мечтательно улыбалась, иногда на мгновение улетая мыслями куда-то далеко и вовсе забывая, что вообще-то всего лишь переплетает косу. С распущенными волосами, в простом белом платье, украшенном лишь скромной и неброской вышивкой на вороте, рукавах и подоле и пояске, она сама себе казалась русалкой, сидящей в сумерках на камне у реки и ждущей очередного путника, чтобы заговорить, очаровать и утянуть в свой омут.
Окрик Гидеона заставил окончательно замечтавшуюся Хель встрепенуться, торопливо подняться с крыльца и быстро пойти за бывшим инквизитором, на ходу доплетая несчастную косу. Как и в большинстве случаев, мужчина не счел нужным сделать какие-либо пояснения о цели их прогулки, так что девушка привычно пыталась подстроиться под его шаг и одновременно  не наступить босой ногой на какой-нибудь острый сучок. В березняке было удивительно светло и легко, а тропинка будто бы сама ложилась под ноги, пыльной лентой извиваясь куда-то в сторону реки. В одуряюще сладко пахнущих зарослях какого-то кустарника щебетала пташка, а вот со стороны деревни звуки не доносились. Словно в этом замершем мире есть только птичка, Гидеон и Хельга.
Бывший инквизитор остановился неожиданно для мечтательно осматривающейся девушки, которую простой, но какой-то родной сердцу пейзаж буквально заворожил. Она едва не налетела на мужчину, обошла его и глянула вниз. Степенная равнинная река неспешно катила свои воды к, как говорили Хель когда-то в Ордене, далекому-далекому морю. Девушка его никогда не видела, хотя и очень хотела.  За рекой виднелись холмистые луга с островками  зеленых рощиц и полей. Против воли Хельга заулыбалась, полуоборачиваясь к Гидеону.
- Ты правда так думаешь? – слышать, как мужчина называет императора мерзавцем, было по меньшей мере странно, если не дико. Но она ведь решила пойти за ним до конца, каким бы он ни был, так что не станет одергивать. Глупая, когда же она успела так привыкнуть к этому эгоистичному типу?
Закатное солнце придавало бледному лицу, обрамленному темными волосами,  Гидеона какую-то таинственность, будто самодовольная улыбка, игравшая на его губах, скрывала за собой загадку, разгадать которую Хельге было явно не под силу. Пальцы девушки как-то неожиданно переплелись с пальцами бывшего инквизитора, который, не иначе как перегревшись на солнце, зачем-то взял ее за руку. Ладонь теплая, хотя  Хель отчего-то ожидала, что так будет холодной.
– А вдруг у нас ничего не получится? Знаешь, мне страшно, - боялась она вовсе не за себя, а за Гидеона и тех, кто мог волею Кружевницы попасть под раздачу. О  том, что будет, если жернова борьбы за этот кусочек земли перемолотят ее, как зерно на мельнице, Хельга не задумывалась ни на секунду. Солнце будет светить, высокое пронзительно голубое небо не упадет на землю, звезды не осыпятся вниз с бесконечной высоты – не произойдёт ровным счетом ничего от смерти какой-то бестолковой девчонки, сунувшейся в пекло по собственной воле.

+1

4

-Правда, - Гидеон вдруг посмотрел прямо ей в лицо. -Хель... Я уже проиграл им однажды.
Едва ли девушка знала что-то о том времени - ОБТ старался не раскрывать всей информации, не допустить, чтобы кто-то знал о всей масштабности той войны. Три сокрушительные победы над отрядами ОБТ, солидная армия, железная дисциплина, спартанские условия - он был уверен, что мир в его руках. И вдруг... Его отряды утекали сквозь пальцы - дезертиры, раненые, погибшие. Он сам не понял, когда, как он оказался совершенно один, а вокруг только густые незнакомые леса и кольцо окружения, которое грозило раздавить его. Верный Томмазо не подвел - бешеная нескончаемая скачка в никуда, крики вдалеке, лай собак, ветки, хлещущие по лицу и отчаянная молитва в небеса. К утру  измученный конь вынес его к деревеньке. Местные жители, язычники, укрыли его от идущих по следу тюльпанов, но и остаться не позволили. Уже гораздо позже он пришел в ту деревню, где и нашла его случайная путница.
-Больше такого не случится.
– А вдруг у нас ничего не получится? Знаешь, мне страшно.
Она ответила на его жест, взяла его за руку. Какая-то мысль пришла инквизитору в голову, заставила улыбнуться. Он осторожно поправил рыжую прядь волос, которая выбилась из наспех заплетенной косы, мимолетно коснулся ее щеки.
-Теперь у меня есть ты, солнышко. Ты мой талисман удачи - если бы не ты, я бы здесь не стоял. У нас все получится. Не бойся, я не отдам им тебя. - Он снова улыбнулся, смотря на нее. Солнце красиво играло в рыжих волосах, зажигая то там, то здесь язычки пламени. В воздухе плавали легкие пылинки, которые сверкали в закатных лучах, словно дневные светлячки.

+1

5

Проиграл. Хельга не знала всей истории, только слышала ту ее часть, что в качестве едва ли не легенды шепотом пересказывалась из уст в уста такими же мелкими прислужника в Ордене, как она.  У него были верные союзники, но так или иначе Гидеон потерял практически всех их. Кто-то был ранен, кто-то погиб, кто-то колебался, надеясь. Что все еще удастся решить малой кровью.  Кольцо вокруг мятежного инквизитора неуклонно сжималось, но каким-то чудом ему удалось ускользнуть.  Это если вкратце, опустив красочные подробности, которыми байка обрастала с каждым новым рассказчиком. Наверное. Девушке интересно было бы узнать правду, но она едва ли спросит. Потому что иногда воспоминания могут болеть ничуть не меньше, чем раны физические.
- Я надеюсь, - Хель попыталась слабо улыбнуться. Вышло кривовато и неуверенно. На душе заскребли кошки. Пока они были вдвоем против всего мира. Беглецы, портрет одного из которых не налепили еще разве что на спину каждому жители центра Империи.
Еще сама не осознав, что делает, девушка сжала ладонь бывшего инквизитора. Так странно было стоять рядом с ним и думать, что он умеет заботиться. А еще у него теплые пальцы, которые, к удивлению Хель, заправили за ухо непослушную прядку, выбившуюся из наспех заплетенной косы, мимолетно задев щеку.  Дернувшись от неожиданности, она на мгновение теснее прижалась щекой к ладони  Гидеона, тут же зарумянившись. Вот же неловкая, вечно все наперекосяк, а мужчине, наверное, все же напекло голову, потому что в таком настроении Хельга его еще не видела.
- Как я – самый неловкий и вечно влипающий в ситуации человек – могу быть чьим-то талисманом? - удивленно распахнула глаза девушка, хотя, что греха таить, слова Гидеона были ей приятны.  Во многом благодаря неожиданности, опять же. Бывший инквизитор сегодня не мужчина, а какой-то сплошной сюрприз. – Не отдавай, - прошептала Хель. Ей было страшно даже представить, что с ней могут сделать бывшие товарищи по ордену, попадись она в их ручонки. О том, кто помог беспокойному инквизитору покинуть темниц, они уже наверняка знают.  Воображение рисовало высокий костер, вметнувшее до небес пламя, язычки которого лижут ноги, сжигая кожу. И брань толпы, осуждающей поступок девчонки, полезшей против могущественной организации. Обычно она гнала эти мысли прочь, не давая им драть стальными когтями сердце, но сейчас как-то само подумалось. Девушка явственно вздрогнула, как от внезапно налетевшего порыва ледяного ветра.

+1

6

Она боялась. Страх скользил в ее взгляде, в словах, в жестах. Она так не хотела показать этот страх - это означало бы выразить ему недоверие - и все же боялась. Сейчас выдалась спокойная минутка, минутка подумать - и долго сдерживаемые эмоции рвались наружу вместе с непрошеными мыслями. А ведь Хельга была не из робких - все ее поступки, начиная от кражи ключей у товарища, говорили об ее отваге. Сам Гидеон уже очень давно перешел точку невозвращения, ему просто нечего уже было бояться - уже несколько лет за его головой гонялась половина Империи, он привык. Хельга - еще нет.
Он внимательно взглянул на нее.
-Ну мне ведь повезло встретить тебя, там в темнице. И много раз повезло потом...
Инквизитор сел на траву, потянул за собой девушку, чью руку он так и не выпустил.  Она оказалась в кольце его рук, опираясь о его грудь спиной. Черная прядь слишком длинных волос легла на ее плечо, знак Инквизиции холодил спину через тонкое платье.
-Не бойся. Ты ведь не испугалась тогда, в подземелье. Кстати, почему ты это сделала?
Он теперь был совсем рядом,  негромкий голос звучал прямо над ушком.
А вопрос для инквизитора был, конечно, интересным. Впрочем, не самым важным прямо в этот момент. Куда интереснее было наблюдать за самой Хельгой - взгляды, интонации, жесты, такое живое лицо, тепло тела рядом... Она, кажется, была в некоторой прострации от такой смены поведения - и тем приятнее было продолжать удивлять ее все новой заботой. Девочка, и так не избалованная вниманием, меньше всего ожидала этого внимания от того, кого привыкла считать черствым пнем. А сам Гидеон наслаждался вот этой ее непринужденной робостью и полным неверием в свою привлекательность - а она ведь и правда была хороша. Не вполне во вкусе мужчины, да - и тем удивительнее было то, насколько она была ему приятна.

Отредактировано Гидеон Шпренгер (16-08-2014 00:44:36)

+1

7

Признаться в собственном страхе – целое испытание. Хельга с детства не любит показывать слабость, а уж выказать ее при Гидеоне, на долю которого выпали и погони, и застенки и невесть что еще – до дрожи неловко. Но слово не воробей – вылетело, и уже обратно не поймаешь. Девушке оставалось только глубоко вздохнуть от досады на себя и смущенно потупить глаза, легонько пиная босой ногой бугорок на земле.
- Как сказать, - качнула головой Хель. – Не вломись я в твою избушку в той деревеньке посреди ночи, то и жил бы ты себе спокойно. А так – с места сорвался, и впереди – только неизвестность и тревоги.
Видимо, бывший инквизитор сегодня поставил перед собой цель довести бедную девушку до инфаркта. Что поделать, если выросла она при Инквизиции, где мало популярна была забота. Тем более о каких-то мелких служках, детках-на-побегушках. Броской красотой она особенно не отличалась, миловидность немало портилась шрамами, хотя некоторые и находили это привлекательным. Пытались, конечно, найти подход к девичьему сердцу, но Хельге было как-то не до того.  Не было острой потребности в человеческом тепле рядом, а накатывающее приступами одиночество тонуло в омуте суеты. Забота стала даже непривычной. Тем более не ждала ее Хельга от Гидеона, к которому, конечно, по-своему привязалась, но в тайне считала бесчувственным индюком. Не способным о ком-то действительно переживать или проявлять участие. Смирилась уже, не перевоспитаешь же пенька бесчувственного.
Тем временем пенек потянул девушку за руку, заставляя сесть рядом с собой на примятую траву. Неожиданно Хель очутилась в теплом кольце рук Гидеона, оказавшись к тому же притянутой к нему так, что спиной опиралась на его грудь. Через тонкую ткань платья явственно ощущался холодный знак Инквизиции, а шею щекотала темная прядь чужих волос. Девушка напряженно замерла, как мышонок, слишком приблизившийся к коту. Кот пока был сыт и доволен, так что позволял мышке играться, но что будет дальше?
- Не знаю, - щеки Хельги уже в которой раз за этот странный день порозовели от смущения. Девушка дернулась, пытаясь заправить за ухо щекотавшую шею прядь, но от волнения так и не осознала, что это не ее волосы. – Они бы казнили тебя, когда та заварушка закончилась. А я почему-то не хотела, чтобы  умирал, - спина затекла от сидения в одной позе, но пошевелиться девушка не решалась, боясь спугнуть бывшего инквизитора, в кои-то веки ставшего похожим на обычного человека.

+1

8

Хельга превратилась в камень. В маленький такой рыжий камушек. Кажется, даже дышала через раз. Гидеон даже засомневался – не перегнул ли он палку? Но попыток выбраться девушка не предпринимала, даже наоборот  - она подняла руку, пальцы неуверенно коснулись волос Гидеона… Он понял, что происходит, только когда она машинально заправила его волосы себе за ухо.  Он тихонько рассмеялся этому и оставил все как есть.
-Я бы не умер, солнышко, - уверенно заявил он.  -Только не я.Честно говоря, никакого плана о том, как выбраться из казематов, у него не было, и девушка действительно спасла его тогда – но не признаваться же. – Но твое появление стало приятным сюрпризом. Мы все очень обязаны тебе.
Он наконец поднял руку и вернул себе свою прядь, выпутав ее из-за ушка Хельги, а попутно слегка помассировав его самыми кончиками пальцев. Этой же прядью он слегка пощекотал ее по носу.
-Не думаю, что тебе пойдет черный цвет волос, Хель, но мы можем попробовать, если ты хочешь, – он улыбнулся.
Желая преодолеть это напряжение, сковавшее тело девушки, он чуть переменил позу – вытянул ноги, чуть откинулся назад, опираясь спиной на тот камень, рядом с которым они остановились. Хельга, сидевшая между его ног, теперь полностью опиралась на его грудь спиной. Удобнее всего ей было расслабиться. Теперь он крепче прижимал ее к себе, сложив руки крест-накрест – жест защиты и нужности, понятный всем народам.
-Скоро здесь будет людно – все те, кто когда-либо был на моей стороне, пойдут под мои знамена.
Он говорил негромко, почти шептал ей на ухо. Только летний ветер, редкие вскрики птиц, едва слышный шум воды внизу, у ног – и этот бархатный голос.
- Мы даже не будем возвращаться, чтобы объяснить Тюльпану, что они делали не так. Мы просто создадим здесь свой мир – и я буду первым пастырем этого нового мира. Моего мира. И ты будешь со мной, Волчонок.
Эти слова звучали так уверенно, что невозможно было не поддаться этим перспективам. Гидеон и сам верил в то, что говорил - он просто не упоминал о всем, что стояло между ним и этой мечтой. Не хотел. Проблемы - это его дело. А Хельга и так сделала слишком много и боится слишком сильно. Пусть отдохнет.

Отредактировано Гидеон Шпренгер (16-08-2014 23:56:35)

+1

9

Хельга замерла, оцепенев от неожиданности. Много лет она обходилась без объятий и прочих проявлений заботы, а теперь все это свалилось ей на голову, как снег в Краснодоле. Еще большее впечатление произвело на девушку то, что нежданное тепло исходило от человека, от которого она ожидала этого меньше всего. Хель закаменела, боясь пошевельнуться или выдохнуть, нарушить хрупкую идиллию, ляпнуть или сделать что-нибудь такое, что обидело бы Гидеона.
Негромкий смех, раздавшийся над ухом, заставил девушку вздрогнуть и бросить вопросительный взгляд на бывшего инквизитора. Тема разговора была очень серьезной, а он… Мысленно списав все на припекающее солнце и черную одежду мужчины, она подняла руку и поправила прядь, снова выскользнувшую из-за уха.
- У тебя был какой-то план? – Хельга осторожно извернулась в кольце рук Гидеона, пытаясь заглянуть ему в лицо. А она-то глупышка винила себя за то, что выдернула бывшего инквизитора из той забытой Триединым деревеньки, как морковку с грядки, привела своей неосторожностью в стальные объятия Ордена. Мысль о том, что можно отправиться в темницы сознательно, ей в голову забрести не могла.
Прикосновение Гидеона к ушку задумавшейся Хельги стало вещью настолько шокирующей. Что девушка снова непроизвольно вздрогнула. По спине ровными шеренгами промаршировали роты мурашек, а сердце бухнулось куда-то в пятки, решив там переждать приступ нежности у бывшего инквизитора. Хотелось вскочить и унестись легким ветерком далеко-далеко, потому что все происходящее жутко смущало и заставляло щеки алеть, но с другой стороны нельзя было сказать, что ей было неприятно. Непривычно. Но такое теплое внимание как-то грело душу, хотя все остальное тело продолжало каменеть от напряжения.
- Что? – слова Гидеона как-то проскользнули мимо ушей, и оставалось только глупо хлопать ресницами. – Почему не пойдет?
Бывший инквизитор продолжал преподносить сюрпризы. Видимо, его тело устало от сидения в одной позе, и он решил вытянуть ноги и опереться спиной о камень. Бедная Хельга, едва живая от смущения и напряжения, оказалась устроена между его ног и еще крепче притянута к Гидеону.  Девушке пришлось полностью откинуться назад, спиной прижавшись к мужчине. Теперь она явственно чувствовала тепло его тела сквозь тонкую ткань рубашки и холодный медальон Инквизиции, касавшийся спины где-то между лопаток. Можно было бы, конечно, попробовать выпутаться из обнимавших ее рук, но как-то не особенно хотелось. Хельга выдохнула, выдавая свои удивление и смущение, которые не решалась облечь в слова.
- Но ведь и враги придут? А вдруг их будет больше? – девушка отвлеклась от своих переживания на почве стеснения и сжала предплечье Гидеона.
Голос бывшего инквизитора звучал над самым ухом, мягко обволакивая, туманя сознание картинами счастливого будущего и отгоняя страхи.
- Я бы очень хотела. Можно было бы больше ничего не бояться и просто быть счастливой, - несмело улыбнулась Хельга. Если у них получится, то она обязательно будет рядом с Гидеоном. Она уже привыкла быть его тенью, его верной спутницей и не представляла, что станет делать без его руководства. Бывший инквизитор всегда знал, что делать и говорить, куда идти и как поступать. В отличие от девушки, он не сомневался и не колебался.
Хель прикрыла глаза, наслаждаясь редким покоем и уютным теплом, исходящим от Гидеона. Он умел вселять уверенность.
Веки слипались, и, хотя девушка собиралась всего лишь прикрыть глаза на пару минут, ее разморило. Она заснула, прижавшись щекой к плечу Гидеона.

+1


Вы здесь » ФРПГ "Трион" » Отыгранные эпизоды » Мгновения лета


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC